Я смею полагать, что в нашей Мастерской живет Работа, а в нынешней ситуации только Работа может сделать человеческое существование осмысленным.

М.П.Папуш

Теория и методы - коммуникативный анализ

Название лекции — одна из центральных формул начального этапа работы над собой в том ключе, который мы сейчас считаем основным. За последнее время в этой технике прояснились некоторые детали, которые могут помочь в систематическом ее выполнении.


«Если не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мтф., 18:3) 

В последнее время значительная часть психотерапевтической Работы совершается в нашей Мастерской в рамках формулы «Во мне есть Ребенок, но я — не ребенок».

До сих пор мы концентрировались в этой работе на второй половине формулы, находя в себе другие эго-состояния, помимо детских. Пришло время уделить должное внимание первой половине и пристально рассмотреть наших Внутренних Детей.

Аннотация. Нормализация психики требует установления удовлетворяющих отношений с родителями (парентальными фигурами). Между тем наши родители-воспитатели чаще всего создают нам немало трудностей в решении этой задачи. Умея нас родить («рожать детей кому ума недоставало»), они как правило не умеют, да и не имеют возможности, воспитывать нас так, чтобы, взрослея, мы питали к ним лишь благодарность и прочие благие чувства, как должно было бы быть. Чаще мы держим в себе много негатива по отношению к нашим парентальным фигурам, и не умеем от этого негатива избавиться. Наше невнятное желание их «простить» часто лишь замазывает реальные эмоциональные проблемы, которые мы носим в себе. Как правило, ошибка состоит в том, что мы продолжаем переживать отношения с родителями в том ключе и на тех основаниях, какими они были в нашем детстве, хотя во многих других отношениях мы уже сильно изменились, выработали другую картину мира и придерживаемся других ценностей. Коммуникативная терапия предлагает технику пересмотра отношений с родителями, исходящего из наших новых, сегодняшних оснований, — пересмотра, ведущего к пониманию, принятию и любви, которых ребенок в нас может теперь не требовать от имаго (образа) парентальных фигур, а сам готов дать им бескорыстно и безусловно, расплетая в рекапинге застрявшие в памяти недоразумения.

Один знакомый психотерапевт как-то сказал, что всякий психотерапевтический процесс в конце концов приходит к беде ребенка (по-видимому — внутреннего), а она, беда эта, — неразрешима. С первым я согласен, со вторым — не вполне. С этого и начну.

1. Прежде всего, нужно постоянно помнить, что Внутренний Ребенок — фигура виртуальная, и живет он (как, впрочем, и почти все мы почти всегда — хотите верьте, хотите проверьте) в виртуальном мире.

В 96 году мы наткнулись на «стенку», которая не проходится «обычной» психотерапевтической работой. Тогда была сформулирована идея, что мы столкнулись с так называемым «невротическим характером» (НХ), который отличается от набора «обычных» невротических симптомов двумя особенностями: во-первых — системностью, во-вторых — эго-синтоннностью. Последнее означает, что человек принимает черты своего НХ, «согласен» с ними.

В 96 году, а потом в 2001, мы пробовали заниматься Лоуэном и другими теоретиками НХ, которые справедливо полагали, что типология НХ связана с описанием фаз развития ребенка и отклонений в развитии на этих фазах. Однако в рамках принятого у нас коммуникативного подхода необходима собственная, соответствующая этому подходу типология и теория НХ.

Такая типология НХ должна быть связана с этапами развития Эго (как они описаны, например, в тексте Теория личности-2). Типы НХ могут быть связаны с детско-родительскими трансакционными установками, не преодоленными на более поздних этапах развития, вплоть до псевдо-взрослого состояния. То есть тип НХ задается типом связи с родителем