Я смею полагать, что в нашей Мастерской живет Работа, а в нынешней ситуации только Работа может сделать человеческое существование осмысленным.

М.П.Папуш

Консультирование и психотерапия

К психологу нередко обращаются за консультацией. Психолог может увидеть ситуацию клиента и показать ее связи и отношения, которые лежат «под» или «за» личными или формально-производственными связями и отношениями, составляющими проблемную ситуацию.

Можно назвать это «силовыми линиями» ситуации.

Кому, когда и зачем может быть нужна психотерапия?

Честно говоря, психотерапия в нашей среде нужна практически всем. Только не нужно путать психотерапию с психиатрией: будучи с медицинской точки зрения «практически здоровыми», большинство из нас — так называемые «здоровые невротики».

Можно, конечно, прожить жизнь и так — со всеми своими страхами, обидами, чувством вины, завистью и неудовлетворенностью. Живут же люди с телесными болячками. Однако благая весть психотерапии состоит в том, что можно жить без подобных невротических наворотов. И это вовсе не значит «жить без эмоций», потому что помимо всей этой «нечисти» более нормальные люди практикуют более нормальные эмоции — радость, спокойствие, мужество, сочувствие (в отличие от жалости), восхищение, и многое другое.

«Каждая трудность, которую пациент разрешает, облегчает разрешение следующей, потому что каждый раз, когда он справляется с какой-либо трудностью, он увеличивает свою способность опираться на самого себя».

Ф.Перлз, Гештальт-подход

Методика постановки психотерапевтической проблемы — рычаг, пользуясь которым человек может превратить смутное ощущение неудовлетворенности в ясно очерченную возможность изменить свою жизнь в каком-то вполне определенном отношении.

Многие из присутствующих с большим или меньшим успехом работают со мной в качестве клиентов над своими проблемами. Обычно через три-четыре недели после начала работы мне, а через шесть-одиннадцать недель — клиенту становится более или менее понятно, чтО надо делать с проблемой и с собой. А дальше в одних случаях это происходит, а в других случаях — не происходит. И наступает момент, когда я уже ничего не могу сделать, потому что все уже ясно, но я же не могу за клиента шагнуть.

Дело в том, что для того, чтобы измениться от данного состояния к какому-то иному, которое ощущается как лучшее, нужен еще некоторый скачок силы. Для того, чтобы электрон перескочил с одной орбиты на другую, нужно его хорошо щелкнуть, потому что материя наша — физическая ли, психическая или еще какая-то — устроена таким образом, что «электроны» вертятся по своим орбитам невероятно устойчиво. Вот как на мячик нажмешь, — пока давишь, вроде, прогибается, а отпустишь — он снова такой замечательно круглый. Круглость мячика — это модель гомеостаза. Каждый из нас живет в некотором очень устойчивом, невероятно устойчивом равновесии. Чтобы действительно серьезно что-то изменить, требуется весьма кардинальный скачок.

Для того, чтобы по-настоящему что-то произошло, нужна большая решимость. И решимость эта берется из трех мест.