Мы требуем от ближнего того и сколько не даем ему чего.

В.Леви

О Мастерской

Формы нашей работы можно условно распределить по трем «китам». Одним из них является индивидуальная работа с участниками мастерской как с клиентами. Этот «кит» имеет две разновидности: индивидуальная сессия и «горячий стул» на группе.

Работу с клиентом в «горячем стуле» на группе (в том виде, в каком я ее знаю и использую) интенсивно практиковал Фриц Перлз, и я до сих пор считаю, что работа в качестве клиента в «горячем стуле» и присутствие при такой работе — основная форма как обучения, так и Работы.

Вместе с тем, она не заменяет индивидуальной сессии. То, что происходит между терапевтом и клиентом тет-а-тет, — это все-таки не совсем то, что может произойти на группе. На группе почти всегда больше ответственности за работу, больше энергии, поэтому нередко появляются значительные инсайты, и т.д. Однако, работая на группе, терапевт обязательно должен иметь в виду не только то, что нужно клиенту, но и общие запросы и задачи группы. В разговоре тет-а-тет больше интимности, больше подробностей, больше доверительности, больше возможности двигаться в своем индивидуальном темпе.

Так что сочетание работы на группе и индивидуальных сессий представляется мне крайне желательным. Хотя, конечно, возможны исключения.

К этому стоит добавить, что группы тоже бывают разными. Одно дело — оказаться на «горячем стуле» в большой группе на «общем сборе», другое — на малых специализированных группах. Здесь обстановка более интимная, а при этом и работа более интенсивная. В таких малых группах люди быстрее друг друга узнают, больше друг в друге заинтересованы, там больше соучастия. Поэтому полезно и то, и другое.

Как правило, у нас всегда имеется 2-3 «малые» группы, организованные вокруг каких-то специфических терапевтических, технических или исследовательских задач. Например, таким образом мы исследовали проблемы «пары» в отличие от традиционно понимаемой семьи, некоторые специфические фундаментальные эмоции (стыд и страх, например), психотехническую полярность «образ себя — образ жизни» и др.

Второй кит — психотехническая инфраструктура. У нас есть регулярно функционирующая психо-техническая (в узком смысле слова, в отличие от психотерапевтических) группа, где в соответствии с наличными (или создаваемыми по мере необходимости) техниками и методами мы берем еженедельные задания и еженедельно отчитываемся о ходе их выполнения. Говоря об инфраструктуре, я имею в виду не только наличие этой группы, но и соответствующую организацию самостоятельной работы участников в течении недели.

Особенно важно, что у нас соединяются психотерапия и психотехника в узком смысле слова. На психотехнической группе мы часто занимаемся терапией, если это необходимо по ходу дела, так же как на терапевтических группах люди часто ставят себе или получают задания для проработки (а потом, может быть, на психотехнической группе рассказывают о ходе их исполнения). Сочетание этих двух ветвей работы совершенно необходимо, потому что психо-техника (в узком смысле слова) без психотерапии может выродиться в «тренинг», а психотерапия без психо-техники рискует стать «практикой трансферных отношений».

Третий «кит» — идеологическая и теоретическая подготовка. Идеологии мы придаем большое значение, и этим отличаемся от многих других психо-технических и психотерапевтических школ и групп, в которых идеология подразумевается (без нее просто ничего не могло бы происходить), но не обсуждается явно.

Что касается теории, то, во-первых, предполагается, что как общие контуры, так и многие детали нашей теории изложены в «материалах». Кроме того, я часто ввожу теоретические дополнения и пояснения по ходу работы с клиентом, — там они кажутся мне более уместными и более воспринимаемыми. Кроме того, есть список рекомендуемой литературы, разделенный по уровням приоритетности. Несколько раз мы организовывали семинары по обсуждению того, что мы читаем. Однако они не становились регулярными: по-видимому, на это не хватает сил и времени, люди предпочитают теорией заниматься самостоятельно, а время совместного пребывания посвящать практике и «тусовке».

«Тусовку» ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов. Это хотя и своеобразная, но тоже важная форма Работы. Большинство участников Мастерской этой тусовкой так или иначе охвачены, и каждый «состригает» с нее свое. Очень важно, чтобы мы не «зависали» в непрерывной и уж-жасно серьезной, а также трудной (и, желательно, неприятной) «р-работе», а помнили, что психо-техника — это образ жизни, требующий подчас больших усилий, но в общем-то радостный и «легкий» (в том смысле, в каком — да простят мне «высокий стиль» — сказано: «Бремя Мое легко»).

В частности, «тусовка» дает возможность не «зависнуть» ни в одном из типов отношений и понимать, что все они — частные и частичные, практикуемые в рамках определенного жанра, а сам жанр может меняться: только что человек был клиентом, потом начали пить чай — и отношения меняются, и все совершенно иное.

Еще важнее, что в тусовке происходит реализация и проверка отношений, которые формируются на занятиях групп. Как часто я сталкивался в московской психотерапевтической среде с феноменом, когда на иной «гуманистической» группе, особенно к концу, все всех так «любят», что мило-дорого глядеть, а через месяц эти же люди друг друга не узнают на улице. Или хуже — шипят друг про друга Бог знает что.

У нас, конечно, тоже пошипывают. Но, во-первых, если шипят, то чаще всего явно, в лицо, а во-вторых, любые мало-мальски серьезные инциденты тут же могут стать материалом для работы — предметом специального рассмотрения, анализа и проработки. В той мере, в какой мы не успеваем (или не умеем) этого делать, завязшие в «отношениях» и «играх» подгруппы, компании, люди — естественно «отваливаются». А поскольку мы это делаем, и поскольку сценарный конфликт или конфликт-по-играм среди участников группы оказывается материалом нашего внимания и нашей работы, постольку мы можем увидеть, как все это реально происходит, и куда сквозь это можно реально пройти.

Вообще наиболее эффективна в смысле Работы атмосфера. Я часто говорю вновь приходящим людям, что нужно не просто «прийти» на группу или на индивидуальную консультацию, нужно ходить в Мастерскую какое-то время. Тогда атмосфера обтачивает и меняет человека.

Это приводит нас к еще одному «измерению», которое каждому работающему обязательно нужно организационно устраивать. Это личная оргаиназция собственной Работы.  То, что происходит в Мастерской,  —  результат взаимодействия многих сил: моих личных интересов в их динамике, каких-то общественных веяний, каких-то частных запросов, идущих от определенных людей или определенных небольших групп. И это не обеспечивает автоматически индивидуальные запросы каждого работающего.

К тому же, при нашей жизни неизбежно, что люди часто приходят или не приходят на те или иные группы в зависимости от того, как складывается их личное расписание, денежные обстоятельства и пр. Я планирую, что-де вот на этой группе я постараюсь провести вот такую линию, а на этой вот такую. А люди приходят на ту или эту группу просто потому, что чувствуют потребность раз или два в неделю прийти «на Папуша», а на что они пришли — на что вышло: когда отпустили с работы, когда не совпало с расписанием тай-чи, когда детей забрала бабушка, — или как-нибудь еще.

Очень важно при всех этих «изгибах» иметь некоторую организацию своей внутренней работы в связи с нашими группами и сессиями индивидуальной терапии. Т.е. вести некоторую свою линию.

Здесь возможны 3 уровня. Первый, — это когда вы хотя бы отслеживаете, что с вами происходит, т.е. в какие-то регулярные моменты, например, в конце недели, вспоминается (и/или записывается), что-де я был(а) на таких-то занятиях.

Дальше, — что очень важно, — происходит разделение на два потока. Одно дело — описать по типу того, как оно могло бы быть описано на нашем сайте. Были такие-то занятия, там происходило то-то. А второе описание — личное: я был(а) на такой-то группе, и там со мной произошло то-то. Каждый, кто попробует, убедится, что это два совершенно разных описания. Второе описание очень важно осуществлять регулярно. Есть такой термин — «кумуляция», он обозначает накопление со внутренней систематизацией и развитием. Психотехнический опыт надо накапливать, систематизировать и так осуществлять личное развитие.