Суть коммуникативного подхода в психологии состоит в предположении, что для каждого психического феномена можно найти коммуникативную ситуацию, в которой он укоренен.

Колонка психотерапевта

Психотехнику как искусство обходиться с психикой мы противопоставляем психотехнологии, понимаемой как применение знаний к преобразованию «объектов», когда на вход технологической линии подается «болванка» (или болван), а на выходе получается некий «результат». Технологический подход к человеку — это и есть то, что в психологии называют манипулированием, такой подход принципиально неадекватен по отношении к личности и ведет к ее деформированию.

Я приведу пример из психотерапевтической практики, в котором различие психотехники и психотехнологии проявилось вполне определенно.

Клиент В. обращается с проблемой, что не может найти себе девушку. Даже в Туапсе специально ездил, и просто смешно: полный пляж девушек, но что-то ему мешает, — так весь отпуск и провел один.

До меня он ходил к другому психотерапевту, работавшему в традиции НЛП. Терапевт ему попался изобретательный, средства использовал сильные, но только забыл обратить внимание на самого человека, — про то и история.

Терапевт сконцентрировался на том, что В. боится знакомиться с девушками, и постарался известными ему средствами решить эту проблему. Все по канонам НЛП: стали искать ресурс, который можно было бы использовать и перенести из успешной ситуации в неуспешную. Оказалось, что в других областях жизни В. проявляет временами большую смелость, умеет преодолевать свой страх. В частности, он занимается прыжками в воду. И вот в качестве ресурса был взят момент, когда перед прыжком с большой высоты появляется сильный страх, потом В. преодолевает его, делает шаг, — а дальше все здорово: прыгаешь и летишь.

В лучших традициях НЛП ресурс перенесли в проблемную ситуацию. В. был предложен набор стандартных фраз для знакомства с девушками в транспорте, вроде «Девушка, мы уже с Вами уже десять минут едем в одном вагоне, а до сих по не познакомились», — и т.п. В. их освоил (выучил и «отработал»), а страх он должен был преодолевать с помощью найденного ресурса: подходит он к девушке и представляет себе, как страшно прыгать с большой высоты в воду, потом вспоминает, как он умеет преодолевать этот страх, делает шаг вперед и «прыгает», то есть подходит к девушке и произносит «отработанную» фразу.

Внешним образом проблема, вроде бы, решена: страх В. преодолел, действительно стал знакомиться в транспорте с девушками. Ситуация такого знакомства всегда выглядит немножко неловко, так что его собственной неловкости девушки могли и не заметить. Однако же «проведя свою шайбу», то есть получив, например, от девушки телефон, он обычно потом его терял, или просто «почему-то» не звонил по этому телефону. Понятно же, что если девушка превращалась для него в «объектный» фрагмент среды, по отношению к которой (то ли среде, то ли девушке) нужно преодолеть свой страх, то делать с этой девушкой ему дальше будет нечего: она не стала для него человеком, с которым он мог бы вступить в контакт.

Я поступил в этой ситуации так.

Прежде всего я согласился с В., что знакомство «с определенными намерениями» — это действительно стрессовая ситуация, и вряд ли стоит делать вид, что это не так. Но суть дела состоит в том, что это стрессовая ситуация для двоих. Задача состоит не в том, чтобы формально «познакомиться», а в том, чтобы два человека на каком-то уровне (глазами, или словами) встретились и решили, хотят ли они вступать в более серьезный контакт друг с другом, а потом — хотят ли они продолжать этот контакт.

Технический (в отличие от технологического) «прием» мог бы здесь состоять в том, чтобы научиться с самого начала заботиться об обоих участниках этой встречи. «На заре туманной юности» я получил по этому поводу замечательный урок, за который благодарен своей тогдашней партнерше до сих пор. Она была несколько опытнее и старше, и в аналогичной (даже более сложной) стрессовой ситуации мягко сказала мне: «Не бойся, я сама боюсь», — и нам обоим сразу стало легче.

При этом нужно научиться так предлагать знакомство, чтобы отказ ни в какой мере не был оскорбительным или унизительным ни для одной из сторон. Это, разумеется, относится к любому обращению; искусство обращения, — великое искусство, важная часть психотехники. Правда, чтобы мой клиент оказался способным к такой заботе о себе и о своей «ближней» (то есть, например, о девушке, с которой он собирается познакомиться), нам пришлось полгода выращивать в нем эту способность и умение. Но это уже — другая история.

Таким образом, про психотехнику, в отличие от психотехнологии, можно сказать, что это — искусство быть (становиться, оставаться) человеком среди людей.