Я смею полагать, что в нашей Мастерской живет Работа, а в нынешней ситуации только Работа может сделать человеческое существование осмысленным.

М.П.Папуш

Колонка психотерапевта

Пока суд да дело, — то есть пока я буду постепенно заполнять разделы теории, — очерчу некоторые основные линии, которые полезно знать каждому, кто собирается работать над собой, самостоятельно или в нашей Мастерской.

Жизнь и поведение человека можно определить в рамках трех координат: его картины мира, его образа себя и набора его навыков, умений, способностей и т.п. — то есть того, что он может и умеет делать. Каждая конкретная ситуация человека определяется тем, как он рисует себе фрагмент мира, в котором в данный момент находится, кем он себя в этой ситуации представляет (сознательно или «бессознательно», то есть автоматически), и что он может/намеревается в этой ситуации делать.

Попадая в дискомфортную, не удовлетворяющую его ситуацию, человек чаще всего спрашивает (себя или других): «Что мне делать?» Между тем, все что он умеет и может делать, как раз и привело его в эту ситуацию. И все, что он привычно в этой ситуации пытается делать, его в этой ситуации как раз и удерживает. Можно, следуя рекомендациям Бэндлера и Гриндера, перестать делать то, что привык, остановиться и попробовать делать что-то совсем другое. Например, как учил нас дон Хуан, встретив волшебного оленя, встать на голову.

Однако же на каждую проблемную ситуацию на голове не настоишься, можно попробовать эту самую голову использовать более продуктивно. Можно перейти в другую координату и задаться вопросом, кем человек себя являет в ситуации, и не попробовать ли ему изменить образ себя. Например, если молодой человек 25ти (или 35ти, или 45ти) лет чувствует себя сыном своей мамы, которая позволяет или не позволяет ему то или се, которая того или сего от него требует, а он не может, не хочет, и вообще ему это все надоело, — так вот, можно подойти к зеркалу, посмотреть на проклевывающиеся усы (пока не успел побриться) и заметить, что этому вполне взрослому «дяде» не очень-то пристало чувствовать себя «сыном своей мамы», то есть «женщины, которая была его мамой, когда он был маленьким». (Это я привожу пример переименования, смены образа себя и — соответственно — своих отношений с кем-то из значимых окружающих).

Тогда вместо вопроса, «что мне делать, чтобы выполнить или не выполнить требование мамы», у (не)молодого человека может возникнуть вопрос, почему мама вообще чего-то от него требует. Вопрос этот — совершенно не «риторический», это вполне реальный вопрос, и на него нужно реально (и честно) себе ответить: потому ли, что мама и папа его содержат, или потому, что он боится вступать с ними в конфликт (а почему боится?), или потому, что не хочет маму расстраивать (а действительно ли он готов платить своей несвободой за мамино спокойствие?)

Обнаружив себя «большим дядей», то есть изменив образ себя, человек встанет перед вопросом, как же ему теперь — из этого нового положения — себя вести. То есть какие из имеющихся ли в его наборе навыков, умений и пр. форм поведения пригодны для взрослого (взрослеющего) мужчины, а какие нужно сформировать, наработать, приобрести. И какие, наоборот, сами собой отпадут, потому что взрослому мужчине не пристало вести себя как мальчишке.

При этом не останется за кадром и третье измерение — картина мира. Придется подумать и посмотреть, как в этом мире, который (не)молодой человек видит перед собой, ведут себя (не)молодые люди. Если картина мира в этом своем фрагменте недостаточно проработана, придется понаблюдать, спросить экспертного совета (не перепутать с «руководством», которого запрашивает ребенок).

(Прекрасные дамы и очаровательные девушки благоволят переписать предыдущее, изменив соответствующим образом глагольные и прочие окончания).

Заинтересованный читатель найдет на старом сайте немало материалов на эту тему в разделе «психотерапия» (и в других). А я постепенно буду их переписывать и выкладывать здесь.