Суть коммуникативного подхода в психологии состоит в предположении, что для каждого психического феномена можно найти коммуникативную ситуацию, в которой он укоренен.

Теория и методы - разговоры о «высоком»

1.

Я этот Аркан уверенно и упорно называю «Изидой» (или Исидой), то есть именем одной из главных египетских богинь. Это отсылает нас к вопросу о том, какое отношение имеют Арканы Таро к Египту.

Исторически, как теперь хорошо известно, отношения не имеют никакого. «История» здесь совсем другая. Я уже упоминал, что мы движемся в русле герметической традиции. Эта «история» довольно подробно рассказана в замечательной книге Джона Краули «Эгипет». Время действия - Италия эпохи Возрождения в момент перелома европейского миросозерцания, когда, с одной стороны мода и умонастроение были ориентированы на все «древнее», на возрождение «древнего знания», с другой же стороны, по сути дела, шла речь о становлении идеологии Нового Времени, в которой мы собственно сейчас и пребываем. В этот момент одному из центральных деятелей идеологии итальянского Возрождения, Марсилио Фиччино попали в руки несколько рукописей, восходящих, по-видимому, к глубокой Древности, так называемый Герметический корпус (история эта достаточно известна, Краули ссылается здесь, в частности, на Фрэнсис Йейтс).

Наткнувшись на эти книжки и найдя в них нечто, как им всем показалось, очень новое и очень свежее, они решили, что это самые-самые древние Пра‑Книги. Более древние, чем сама Библия. Что этот самый Гермес… — они в каких-то отношениях были очень наивными людьми, они всерьез думали, что такие личности как Гермес, Моисей, Авраам — это реальные исторические лица, которые кем-то друг другу приходились. И вот они объявили Гермеса, предполагаемого автора текстов этого Корпуса, пра-отцом всего и всяческого знания. Решили, что Моисей, Платон и прочие Великие у него учились. И положили этот небольшой свод книг как бы за основу всего.

Довольно быстро, в течение нескольких веков (к 17-18), выяснилось, что эти тексты на самом деле относятся к Александрии эпохи эллинизма, то есть 1-2 вв. н.э. Соответственно, какие-то совпадения то с Библией, то с Платоном, то с другими источниками, объясняются не тем, что эти тексты были пра-образом всего, а, наоборот, заимствованиями. Эллинистическая Александрия была тиглем, в котором смешались все знания того времени, самые разные. И все это конечно было очень эклектично.

Но эллинистическая Александрия, культивируя почтение и любовь ко всему «египетскому», имела в виду собственные фантазии по поводу  Древнего Египта. Позже  выяснилось, что эти люди практически ничего не знали про реальный Древний Египет, так же как и деятели Возрождения. Потом, когда к концу 19 века, про Древний Египет стало известно уже очень много исторически, и про его пантеон, и про его быт, и про устройство его культуры, оказалось, что эти фантазии имели очень мало общего с реальным Древним Египтом.

(Однако же сейчас начинает пробивать себе дорогу точка зрения, что великая цивилизация, которую мы привыкли понимать под Древним Египтом, является странным осколком гораздо более древней цивилизации, существовавшей задолго до исторически известного Древнего Египта (те самые 8 тысяч лет назад), о которой мы очень мало знаем (см., например, книги и фильмы Склярова)).

Одним словом, все это как бы Египет, — но только Египет не реальный. Краули называет эту страну, скорее воображаемую, чем реальную, или реальную, но в иной реальности — Эгипет (по-английски это пишется AE). Эта страна известна какому-то кругу людей, «невидимому колледжу». Эти люди чувствуют, то где-то есть такая страна, в которой сохраняется какое-то «чудесное» знание. И какие-то люди это знание несут, будучи рассеянными по всей Земле, и какими-то осколками себя помня, что это какое-то определенное знание какой-то определенной далекой страны.

Кстати, эта идея известна и среди российских тарологов. Тот же Эльдемуров пишет, что есть Египет реально исторический, а есть Египет (наш Эгипет) мистический.

Так вот, все, чем мы занимаемся, вслушиваясь и всматриваясь в Арканы, относится к мистическому Эгипту. И ближайшим образом, подслушано, сосредоточено и передается нам от эпохи Возрождения. В частности, через систему Арканов. То есть это знание некоей вроде бы существующей в некоем особенно пространстве страны мистического Эгипта. Настолько, насколько мы в состоянии это почуять, услышать, подслушать, почувствовать, мы можем оказаться к этому причастны.

2.

Вопрос: Ты говоришь, что к реальному Древнему Египту, все это не имеет отношения. Но Изида — она же в этом реальном Египте есть?

МП. Это, надо сказать, совершенно другая Изида. Та Изида, с которой имеем дело мы, к реальной Изиде египетского пантеона имеет отношение достаточно условное. Исторически основной источник здесь, скорее всего, трактат Плутарха «Об Озирисе и Изиде», но тоже, однако подвергшийся значительной модификации при многочисленных, происходивших с того времени, сменах картины мира.

Изида, с которой мы имеем дело в этом наборе карт или в этой системе, описывается двумя основными линиями.

Во-первых, это исходная, как источник, женская фигура. В нашем привычном и тоже достаточно бессмысленном словоупотреблении можно сказать, что это — Инь, или пассивная сила, воспринимающая сила как таковая.

И, во-вторых, центральный миф, совершенно не египетский, относительно Изиды, связан с т.н. покровом или покрывалом, или «вуалью» Изиды. Якобы это статуя, накрытая какой-то пеленой, каким-то покровом, и якобы за покровом кроется некая Истина. И дело оккультного ученика узнать эту Истину. И все лезут как бы за этот самый покров, пытаются то ли сдернуть его, то ли подлезть под этот покров. Легенда гласит, что своевольный ученик, дерзнувший залезть ночью в храм и поднять покров, наутро был найден там бездыханным.

2.1. Сначала об Изиде как воплощении пассивной, воспринимающей, женской силы.

Во всем этом цикле Арканов, как вы, конечно, заметили, я исхожу из идеи трех сил. Причем подчеркиваю, вслед за Гурджиевым (и не только), принципиальную независимость, несводимость, равноизначальность каждой из этих трех сил, — (1) активной, (2) пассивной или воспринимающей, и (3) согласующей.

Это очень важно: Изида не просто пассивно воспринимает тот импульс, который передает ей Маг. Находясь на своем, так сказать, функциональном месте в отношении трех сил Она по-своему активна и своей волей выполняет эту роль. Она изначально свободна и своей волей проявляет себя в этой роли.

2.2. Теперь про покрывало или покров. Это миф древнегреческий. Один из основных, фундаментальных мифов о познании, который лежит в основе нашей теперешней культуры. Дело в том, что по-древнегречески Истина звучит как «алетейя» — несокрытая (Лета сокрывает, как известно). (В этом месте необходима, разумеется, отсылка к Хайдеггеру).

Так вот, под покровом ничего нет. Потому что нет никакого «под». Весь контур этой статуи Изиды и выполнен как раз этой как бы скрывающей ее тканью. И попытка отодрать покров, конечно же, все рушит. Этот покров и есть сама Изида.

Покрывало Изиды или «все, что есть» (у Плутарха: «Я есмь все что было, все, что есть, и все, что будет») можно увидеть как ткань звездного неба, космоса. Ткань звезд, которая видится от нас как некий покров, как некое Небо. Это и есть все, что есть.

2.3. Звездное небо здесь не случайно. В более близкой нам культуре, в философии, знаменовавшей собой перелом от Возрождения к Новому времени, а именно — у Канта, мы находим интуицию, наиболее полно воплощающую идею Изиды. Это интуиция «вещи-в-себе».

Попытаюсь объяснить на пальцах, хотя это конечно как-то слишком упрощенно. По Канту, все, что мы в состоянии постичь и познать, определяется нашей врожденно свойственной нам, как людям, «сеткой восприятия», в частности — пространством и временем. Вне пространства и времени мы ничего не можем познать и не можем воспринять никакой «эмпирии». Но при этом мы, как философы, не можем не понимать, что эта сетка — наша. Это мы воспринимаем вещи в пространстве и времени. А каковы они сами по себе мы не знаем и знать не можем в принципе. Но при этом они там есть и они там «какие-то». Так вот эти вещи-в-себе — это и есть то, что являет собой Изида.

2.4. И как же Она это являет? Она являет это одним принципиальнейшим образом. Еще задолго до появления таких конкретных познавательных схем как пространство и время есть гораздо нечто более глубокое, фундаментальное, определяющее возможность сознания  различение. Отделение того от этого. Чтобы были пространство, время, и в них еще много чего, необходимо, чтобы было различение. Нужно иметь возможность отделить «то» время от «этого» времени, «то» место от «этого» места. Сознание (а вслед за ним и познание, символом которого служит, среди прочего, Изида, — для этого у нее свиток) основывается на различии.

И это удивительным образом связывает Ее с Магом, как носителем активной силы в изначальной триаде. (Согласующим там будет, как многие из вас помнят, Шестой Аркан — Любовь). Изида отвечает волению, активной силе, с которой обращается к ней Маг, разделением себя на часть согласную и часть несогласную. Она является воспринимающей, потому что под Его импульсом Она разделяет себя на две колонны – темную и светлую (как мы видим во всех изображениях Аркана).

Это, собственно, и есть основная идея Изиды. Ее фундаментальнейшая, основная, образующая бытие способность — способность ответить Магу на Его импульс, разделить Себя на принимающее и не принимающее. Только благодаря этому активный импульс Мага в состоянии породить, создать некоторое бытийствование.

Однако же Ее изначальность, равноизначальность Изиды с Магом, состоит в том, что, обладая этой способностью, и поддаваясь Его импульсу, давая Ему разделить Себя, войти в Себя, Сама в себе Она пребывает и остается по-прежнему изначальной и неразделенной. Там, где Она с Ним встречается, отвечает ему, Она разделена. (Это таинство Шестого Аркана). Но этих импульсов, этих миров, которые создаются Их союзом — великое множество.

Маг создает Мир (22 Аркан, лежащий напротив Него на круге) посредством импульса, посылаемого Изиде. Так вот, этих миров может быть бесчисленное множество. Это, собственно, и было основополагающей коперниканской идеей. А Бруно (так у Краули), поняв, что он осознал, пришел в совершенно измененное состояние сознания: миров бесчисленное множество. Это, кстати сказать, — не та Вселенная, которую мы по-школьному представляем себе, глядя на «астрономическое» небо, наивная Вселенная 19 века. Это множественная вселенная современной астрофизики, Множественная Вселенная Коперника и Бруно, то есть бесчисленное множество импульсов Миросоздателя и бесчисленное множество созданных таким образом миров. И отсюда глубокое, понимаемое очень глубоким человеком: «Звездам числа нет, Бездне дна».

Эта Бездна, которой нет дна, и которая содержит в себе эти звезды, — это, собственно, и есть Изида — Второй Аркан.

 

(Музыка: (1) «внешний взгляд» — медленная часть Первого клавирного концерта Баха (в исполнении Мюррея Перайи), (2) «взгляд изнутри» — «Песня рыбацких жен» из музыки Гурджиева, исполняемой де Гартманом).