В наше время человек особенно остро чувствует противоречие между колоссальным технологическим прогрессом и своей явной внутренней неполноценностью.

Б.Муравьев

Теория и методы - разговоры о «высоком»

(Термин «ортогональность» заимствован из геометрии. Две линии являются ортогональными, если они пересекаются под прямым углом, например, оси координат на графике. В терминах векторной алгебры две такие линии перемещения являются независимыми. Если двигаться параллельно оси X вдоль одной из линий, то проекция движущейся точки на другую линию не меняется. Соответственно, в трехмерной геометрии возможен ортогонал к плоскости — перпендикулярная к ней линия. Абстрактно можно представить себе ортогонал к телу в n-мерной системе измерений).

Предполагается, что все присутствующие хотят «чего-то большего» — как бы это ни обозначать. Но мало кто отдает себе отчет в том, что для того, чтобы получить это большее, нужно иметь чем за это заплатить, и это тоже нечто большее, чем обычное. Вот мы смотрели сейчас друг на друга (на тренинге перед лекцией) как на людей, которые озабочены мелкими проблемами, мелкими успехами, мелкими радостями и мелкими горестями, то есть находятся в той жизни, в какой находятся. Все при этом чего-то хотят, но редко отдают себе отчет, что для того, чтобы получить что-то сверх того, нужно иметь, чем заплатить сверх того.

Допустим, это можно сказать об энергии. По Гурджиеву, обычный человек, как правило, тратит столько, сколько вырабатывает за ночь, баланс такой. Затем, к концу жизни он начинает тратить немножко больше, чем вырабатывает, то есть, как бы растрачивая основной фонд, тем дело и кончается. И большинство людей не получает большего, потому что не занято накоплением той энергии, которой нужно было бы за это заплатить.

— Какое-то противоречие. Так копить надо, или тратить на что-то нужное?

М.П.: В моем детстве в сберкассе был такой рекламный плакатик: довольный такой мужик, то ли с Москвичом, то ли с Победой, и надпись: «Накопил и машину купил». Если хотеть чего-то большего, обязательно нужно иметь запас энергии.

— А потом растратишь, и опять ничего не будет.

М.П.: Но уже получишь другой уровень жизни. По-видимому, об этом большем идет речь как о другом уровне жизни. Опять же, как бы это ни понимать. У кого — новый холодильник, у кого — новое сознание, кому чего надо. Но это не только про энергию. Про энергию у Успенского все написано, там все понятно. А это еще про взгляд на вещи откуда-то чуть-чуть сверху. То есть для того, чтобы претендовать на что-то большее, нужно иметь точку опоры, позволяющую увидеть больше, чем текущее. Я сейчас об этом говорю, потому что сейчас природно и астрологически то время, когда есть возможность этим обзавестись и туда взобраться: весна, Овен.

Соответственно, можно задаться вопросом: как выглядит моя траектория по жизни со всеми ее составляющими, со всеми моими мелкими проблемами, достижениями, что там еще есть, с точки зрения чуть более высокой, откуда видно шире, глубже, больше? И можно поставить какие-то задачи, выходящие за пределы привычной траектории и почувствовать, как накопить для этого энергию, какая энергия для этого нужна, вообще как туда добраться. Это похоже на то, как в горах подняться, допустим, на соседнюю горку и увидеть шире, больше, дальше, увидеть путь и увидеть возможность, не идти по долинам, а влезть на какой-то перевал, и, как говорится: «Там за далью непогоды есть блаженная страна…».

Это еще о том, что можно не только «вырываться из», т.е. бороться с проблемами, но и добыть понимание «куда идти». Потому что одного «вырываться из» — недостаточно, нужно еще почуять, усмотреть направление. Это всегда связано с нахождением ортогонала — то есть перпендикуляра ко всей системе измерений, в которой я обычно живу. Одно из очень значительных эзотерических знаний, то, что я бы назвал «эзотерема», состоит в идее этого ортогонала, — то есть, из каждой точки возможно нахождение, построение иного видения. Иногда для этого нужен кто-нибудь, кто покажет, иногда оно само вдруг приходит. Но, так или иначе, если действительно хотеть чего-то большего, нужно время от времени выходить в ортогонал и находить там более широкую, более глубокую и более высокую точку зрения на себя и на все, что с собой происходит.

— А точки — это что? Это способ фреймирования моей жизни? Можно пример какой-нибудь?

М.П.: Пример. Ходил человек некоторое время к психотерапевту, или к психологу-консультанту, улаживал отношения на работе. То с начальником что-то было не так, потом с начальником начальника было что-то не так, и он все это как-то улаживал, улаживал. Однажды он вдруг, то ли проснулся, то ли вдруг услышал, что ему психолог говорил и задался вопросом: «А на фига я вообще хожу на эту работу?» И вдруг совершено очевидная до того вещь, что «люди ходят на работу», преобразовалась в совсем иной фрейм: «некоторые люди ходят на работу, а некоторые не ходят».

— Переход к более широкой рамке? Об этом речь идет?

М.П.: Да. Но только для него это было до того просто немыслимо, он не имел такой действительности. То есть, он знал умом, что некоторые люди не ходят на работу, но для него это были какие-то совсем другие люди.

— Это какая-то коучинговая фишка — построить за пределами?

М.П.: Да, примерно так. Но только большинство так называемых «коучеров» делают это все в своей коробочке и совершенно не понимают, что из любой точки и по любому поводу можно вылезти из коробочки.

— А если коробочка внутри еще одной коробочки, а та еще в десяти коробочках?

М.П.: Да, так обычно и бывает.

— Этот человек, он это понял про свою работу, потому что он уже накопил энергию, или он понял, а потом только, если захочет, применит в жизни?

М.П.: И то, и другое. Он это понял, потому что накопил энергию, иначе это понять нельзя, а теперь, чтобы как-то с этим обойтись, ему понадобится еще очень много энергии, смелости, отваги, удачи.

— Но это не всегда интеллектуальные операции — переход за фрейм?

М.П.: Это всегда не интеллектуальная операция. Это для нас, когда мы описываем эту штуку, когда мы видим исходную коробочку и видим, куда он вышел, она как бы интеллектуальная, а для него и его консультанта это знание совершенно не интеллектуальное, это прорыв в другую жизнь. Не меньший, чем обнаружение неорганических существ для Карлоса Кастанеды. Он тоже был уверен, что мир — вот такой, а оказалось, что он несколько шире. Но, честно говоря, пример, который я описываю, меня лично впечатляет гораздо больше, он реальнее, что ли, — про живого человека.

— Для этого клиента это было Чудесное?

М.П.: Да. Это было совершенно Чудесное. Про это есть рассказ у Джека Лондона, как мальчик ходил, ходил на работу, ему все тоскливело, а однажды он просто шел мимо вокзала, свернул, залез в товарный вагон и поехал.

— А если потом энергия заканчивается, — все возвращается на круги своя?

МП: С поправкой на то, что ты уже попал на другой уровень, в другую жизнь. Однако же сказано, что если ты ненароком проснулся, то все силы мира направятся на то, чтобы тебя вернуть назад. Поэтому говорят об организации работы, о всяких группах, учителях, и пр. Достигнутое нуждается в поддержке. Но пока мы говорим только о самом выходе в ортогонал, об обретении новой перспективы. Насколько я знаю, некоторые из присутствующих этим занимаются достаточно часто, а некоторым, наоборот, нужно сделать большой рывок, чтобы выйти из привычного.

— Чтобы потерять точку опоры и полететь?

М.П.: Либо свалиться. Один уедет в дальние страны, а другой — в кабак пойдет, на что хватит энергии. Путеводным является ощущение, что нечто очень определенное туда зовет. «Пойди туда — не знаю, куда», — но «туда» что-то зовет, хотя может быть совсем непонятно, куда это — туда, поскольку никаких систем описания еще нет.

А вообще, ортогонал — это жестоко, потому что в этот момент привычное существование пресекается. Но, если эта искра проскочит, она даст тебе возможность на секундочку выскочить из потока и увидеть.