Человек, который учится хорошо жить, не может позволить себе заниматься тем, чем он может позволить себе не заниматься.

Теория и методы - человек и общество

1.

Я хочу сегодня предложить вам сложную тему, вернее — начало сложной темы, постепенно мы будем в ней обретать большую определенность (соответственно, материал будет дополняться). Это тема про социальные роли.

Сегодняшняя лекция должна по идее собрать воедино несколько разных линий, о которых мы более или менее постоянно тут говорим, называется она «В поисках смысла жизни».

Начнем с того, что человек — существо целеполагающее и целедостигающее. Без этого психика как бы не может. То есть на каких-то дальнейших, продвинутых уровнях можно суметь от этого отказаться, предаться чистому созерцанию, недеянию, но это все уже потом и поверх того. Обычная психика человека так устроена, что человек ставит цели и живет в достижениях: к чему-то стремится, чего-то достигает, по мелочи, по-крупному, так или иначе.

1. Мы живем в эпоху, как выразился отец советской социологии Б.А.Грушин, глобального цивилизационного кризиса. «Мы должны говорить, — пишет Б.А.Грушин, — … о кардинальной ломке социальной структуры общества (на уровне жизни социума в целом) и коренной смене самой человеческой породы (на уровне персональной жизни отдельных людей), т.е. о полном крушении существовавших до того в обществе модусов человеческого бытия, о гибели живших ранее типов социальных субъектов и социально-психологических типов личностей, с одной стороны, и зарождении на их развалинах неких новых образований — с другой». (Б.А.Грушин. Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения. Жизнь 1-я. М., Прогресс-Традиция, 2001, с.11.)

Или, более простыми словами, как пишет писатель-фантаст А.Валентинов, «конец света наступил, а люди — не заметили».

Кризис такого рода можно считать повторяющимся более или менее регулярно в истории цивилизаций. Для нашей цивилизации «в прошлый раз» это был переход от античности к современной (принято считать ее «христианской») эпохе.

Людям нашего круга свойственно стремиться «вверх». Вопрос только в том, как понимать, что это значит, где находится этот «верх».

Когда-то, во времена «золотого века», «верх» и «низ» определялся по очевидной для всех совокупности многих параметров: предполагалось, что брахман, или обладающий властью и авторитетом в обществе, и более духовен, и более учен, и более умен, и более силен, и более добр, и более заботлив, и более дальновиден, чем представители более «низких» каст. То же предполагалось относительно «лучших людей» — аристократов — в классическую эпоху Афинской демократии.

(Предупреждение. Это — довольно сложный текст, и по своему содержанию, и по форме. Начинающим придется, наверное, прочесть его не один раз, чтобы хотя бы схватить его «настроение» и «намерение», но понять его можно только в рамках «практики», то есть определенным образом организованной и устроенной жизни).

Термин «сталкинг» заимствован из круга представлений Карлоса Кастанеды и его последователей (в частности и в особенности — Теуна Мареза), но понимаем мы его значительно шире. Сталкинг для нас — это способ жизни работающего над собой человека среди (весьма различных) людей.