…Что касается сознательного и намеренного страдания как метода Работы, — понимайте эту идею проще: делать то, что должно быть сделано, именно вами и именно сейчас. Сознательное страдание — это непрерывная борьба с собственной ленью…

Из разговора со знающим человеком.

Теория и методы - работа над собой

1. Ситуация и смысл Работы

 Я полагаю, что в нынешней культурно-социальной ситуации только Работа может сделать человеческое существование осмысленным. Старый мир на наших глазах приходит к своему концу. Скорее всего это не будет, как часто воображают, картинный «конец света». Как пишет Андрей Валентинов («Нам здесь жить», М.1999), «стоит лишь открыть читанные и перечитанные страницы Откровения Святого Иоанна Богослова, и мы увидим очевидную вещь, поражающую больше, чем железные стрекозы, стальные кони и Звезда Чернобыль, отравившая воды рек. Конец света наступил — а люди не заметили».

Все, чем раньше жили как большие массы людей, так и элита, постепенно, — но достаточно быстро, чтобы это было заметно и составляло проблемное поле для тех, кто способен замечать, — теряет смысл. А новые смыслы, то есть новый способ существования человечества, еще не сложились.

Как пишет отец российской социологии Б.А.Грушин, речь идет «о кардинальной ломке социальной структуры общества (на уровне жизни социума в целом) и коренной смене самой человеческой породы (на уровне персональной жизни отдельных людей), то есть о полном крушении существовавших в обществе до того модусов человеческого бытия, о гибели живших ранее типов социальных субъектов и социально-психологических типов личностей, с одной стороны, и зарождении на их развалинах неких новых образований — с другой».

Формирование новых смыслов и способов существования, которое происходит в честных и личностно-заинтересованных поисках удовлетворяющих способов жизни в стремительно меняющемся мире, — это и есть сейчас основное дело сознательной элиты человечества, на тех, весьма различных, уровнях, на каких находятся те или иные представители этой элиты.

Формирование это происходит в процессе разрешения постоянно возникающих перед нами коллизий, если мы стремимся разрешать их на уровне экзистенциального выбора личности (см. текст Эго и личность), выстраивающей свои выборы в некую личностную структуру, — что, собственно, и есть Работа.

2. Три ступени вхождения в Работу

Есть три ступени вхождения в Работу, и Работа на этих ступенях являет себя очень по-разному.

Я обозначу эти ступени в соответствии с известной традицией, — адаптируя, конечно, термины к нашим нуждам. В традиции эти ступени называются: оглашенные, верные и посвященные.

Оглашенными у нас можно назвать тех, кому рассказали («огласили»), что Работа-над-собой существует. Они это услышали и как-то стали с этим себя соотносить, имея какой-то мотив приобщиться к Работе. Верные — те, кто делает Работу важным для себя фактором в жизни, неотъемлемой часть образа жизни. Что касается посвященных-в-Работу, — это такие люди, для которых все в жизни так или иначе — Работа, поскольку они уже знают, что кроме Работы для человека на этом свете вообще ничего нет.

Оглашенные как правило работают над собой, чтобы решить какую-то проблему (или проблемы). Как пишут в рекламных слоганах: «Сделаем жизнь лучше, не рвите на себе волосы, покупайте депиляторы фирмы «Филипс». Тут есть свои стадии, от совсем начинающих, которые пришли, потому что с женой (мужем, начальником, ребенком) что-то круто не ладится, до тех, кто понимает, что есть возможность сделать свою жизнь приятнее, интереснее, полнее и т.д. Суть этого отношения к Работе в том, что у этих людей есть какая-то жизнь: семья, работа-служба, дача, путешествия, дети, кошки, собаки, — и по отношению к этой жизни они надеются использовать Работу-над-собой для организации, оптимизации, совершенствования этой «жизни». На этой фазе Работа-над-собой часто принимает форму психотерапии или «простой» психо-техники.

Это совершенно законная позиция, и было бы неправильно относиться к ней свысока. Но, с другой стороны, эта позиция — не единственная в Работе, и на следующих стадиях отношение к Работе становится другим.

Верные делают Работу-над-собой неотъемлемой частью своей жизни, считают ее необходимой в жизни: они участвуют в этой Работе потому, что это хорошо, это правильно, потому что они считают, что это надо в жизни делать. Однако, хотя Работа для них становится важной частью жизни, в их жизни есть и другие «части». Понятно и очевидно, что все на все влияет, так что Работа влияет на их жизнь, но при этом их внутренние установки таковы, что другие части жизни для них существуют как бы отдельно: они отдельно ходят на работу (не над собой), живут семейной или еще какой-то жизнью.

И наконец — «посвященные». Я здесь немного переиначиваю классический термин и говорю о посвященных-в-Работу. Для посвященных-в-Работу более или менее понятно, что вся жизнь — это и есть Работа, и никакой другой осмысленной жизни (для них) быть не может.

Красиво об этом говорится у Лазарчука в «Кесаревне Отраде». Там действие начинается в реальном мире со своей довольно сложной жизнью, включающей реальную магию и другие хорошие вещи, и из этого мира главный герой послан, чтобы выудить некую девицу, — очень важное существо, Кесаревну, то бишь царевну, — из нашей постсоветской действительности. Он ее выуживает и постепенно, очень сложно, с приключениями, ведет обратно в реальный мир. При этом он ей рассказывает, как оно устроено «на самом деле». В момент, когда она начинает соображать, верить, не верить, как-то к этому всему относиться, она задает ему вопрос: «Где же на Земле находится это место, о котором ты рассказываешь?» А он ей отвечает: «Той Земли, о которой ты говоришь, вообще нет».

Так вот, посвященные-в-Работу уже начинают догадываться, а иногда даже просто на уровне ощущений воспринимают то, что этой Земли, про которую мы фантазируем, что она «на самом деле» есть, на самом деле — нет. А что есть — это на каждой стадии вырисовывается по-своему.

Еще раз. На каждой из стадий представления о Работе над собой достаточно разные, и это важно иметь в виду, важно понимать, что то, что мы думаем про Работу-над-собой, зависит от того, где мы находимся и кем мы себя считаем. Для «оглашенных» Работа-над-собой — это средство, способ решать жизненные проблемы. Для верных — одно из важных, совершенно необходимых занятий в жизни наряду с другими занятиями. Для посвященных-в-Работу ничего иного, кроме Работы, — охватывающей все формы жизни и проявляющейся через эти формы, — не остается.

3. Структура Работы-над-собой

Структура Работы-над-собой может быть описана схемой из пяти блоков. В центре схемы — организация Работы. Внизу — задачи, вверху — помощь, на горизонтальной оси слева — средства и методы, справа — процесс Работы.

(1) Работа-над-собой как деятельность (хотя деятельность является лишь частью, или, точнее говоря, одной из проекций Работы) должна иметь свои конкретные, в каждый момент более или менее определенные задачи.

Для «оглашенных» задачи Работы возникают чаще всего из проблем «по жизни», и эти проблемы надо уметь переводить в задачи (см. текст Постановка психотерапевтической проблемы). Впрочем, может быть и так, что, узнав о возможности жить не так трудно и скудно, как живут «люди», человек может, желая что-то усовершенствовать, поставить какие-то конкретные задачи Работы. Для «оглашенных» проблемы и желания являются основной мотивирующей силой в Работе.

«Верные» имеют уже, как правило, какие-то планы и проекты Работы. Эти проекты нередко возникают, как и у «оглашенных», из тех же жизненных проблем и желания достичь каких-то определенных результатов «по жизни». Но другим источником планов и проектов является для них представление об общем направлении Работы, а также согласование этих представлений с руководителем, который теперь становится уже не просто помощником в решении жизненных проблем, но именно руководителем Работы.

Наконец, посвященные-в-Работу имеют уже довольно определенные, конкретные и индивидуализированные программы и проекты, а также способны относиться к ним достаточно гибко, «без фанатизма». Программы и проекты, из которых вытекают в каждый момент частные задачи Работы, нужно иметь, но поток их формирования и изменения может и должен в реальном времени идти параллельно потоку реализации этих проектов.

(2) Без помощи никакая Работа невозможна. Как известно из красивых баек барона Мюнхгаузена, вытащить самого себя за волосы из болота по меньшей мере затруднительно. Нужна какая-то опора, находящаяся вне того места, где человек барахтается в болоте. Только очень наивные люди бьют себя копытом в грудь и гордо говорят, что «человек должен сам решать свои проблемы». Проблемы своего компьютера или автомобиля эти люди предпочитают доверять специалистам. Наверно они думают, что сами устроены значительно проще…

Для начинающих помощь приходит в виде ближайшего руководителя — психотерапевта, лидера группы, прораба Работы. Но сам-то прораб знает, что передаваемое им не он выдумал. Он где-то у кого-то учился — хоть бы психотерапии (а также — желательно — многому другому). И его учителя тоже не «от балды» все это выдумали. Существует — так или иначе организованная — цепь Работы, начало которой рядовому работнику-над-собой вряд ли может быть известно, а конец представлен его собственными усилиями.

Иными словами, помощь предполагает «вертикальные» отношения: человек должен быть готов обратиться за помощью и принять ее, должен допустить в своем сознании представление о том, что есть люди, которые знают о нем — в некотором смысле — больше, чем он сам. С другой стороны, это очень своеобразная, специфическая «вертикаль» — психотехническая, в отличие от многих других «вертикальных» отношений между людьми, в том числе — отношений власти.

Искать помощь и принимать ее — два весьма различных процесса: сначала работник ищет руководителя, прикидывая и оценивая людей вокруг себя на предмет «подходящести» в качестве руководителя. И, конечно же, нужно иметь в виду, что «помощь-в-Работе» может быть фальсифицирована, а ситуация, когда за этой помощь обращаются, может быть корыстно использована недобросовестными людьми. Но когда руководитель выбран, нужно — в каких-то отношениях и в какой-то мере — вверить себя ему, иначе никакая Работа не станет возможной. Мера критичности и лояльности по отношению к руководителю — очень тонкая вещь, но без нахождения этой меры Работа обречена на неудачу.

Вот как пишет о помощи великий знаток Работы, ученик Гурджиева, Джон Годолфин Беннет («Семь направлений Работы»): «Условием получения помощи является наше желание и способность ее получить. Это не настолько очевидно, как кажется поначалу, поскольку мы обычно не сознаем, в какой именно помощи нуждаемся. Истинная помощь составляет то, чего мы не способны достичь посредством собственных усилий. … Мы не «делаем» Работу, но нельзя также и сказать, что Работа совершается над нами. Мы можем участвовать в Работе в меру наших возможностей…»

(3) Работа осуществляется определенными средствами, методами, техниками. ­Как и любая другая работа, Работа-над-собой требует определенного арсенала и зависит в своем содержании от того, какой арсенал доступен работающему и его руководителям.

На гребне психотерапевтического бума, в начале 90-х годов, группа Ф.Е.Василюка поставила задачу создать единый, целостный арсенал средств психотерапии. Была развернута исследовательская программа «Опыт обобщения современных психотерапевтических теорий», на основе которой была разработана (по заказу Министерства Высшего образования) Комплексная программа послевузовской подготовки в области психологического консультирования и психотерапии (в которой я писал разделы по гештальттерапии и трансакционному анализу). Сейчас Ф. Е. является деканом факультета Психологического консультирования при МГППУ, который разворачивает идеи этой программы.

Однако тогда мы едва ли представляли себе, насколько методологически сложной и содержательно объемной является эта задача. С тех пор я продолжаю этим заниматься, — сейчас выбрав для собирания полученных результатов форму сайта, на котором Вы находитесь.

Особенностью нашей Мастерской — практически уникальной среди известного мне ареала — является то, что мы соединяем методы, известные в так называемых «эзотерических» кругах — гурдижевские, кастанедовские и т.п., с методами классической и гуманистической психотерапии и психотехники.

(4) На другом конце горизонтали обозначен блок процесса Работы.

Есть такая байка. Приходит дед к доктору, просит полечить. Доктор его долго обследует, потом выписывает рецепт. Внимательный такой доктор, очень деду понравился. Приходит дед домой, и в память о хорошем докторе выпиливает рамочку, вставляет в нее рецепт и вешает на стену, а потом всем показывает: «Вот, мол, у какого хорошего доктора побывал». А рецепт-то, как нетрудно догадаться, был на лекарство, чтобы его купить да пить помаленьку.

Или вот еще анекдот, про классификацию драматургических жанров. Для того, чтобы произошло определенное действие, нужно, как известно, чтобы было с кем, было чем, и было где. Отсутствие того, с кем — это трагедия, отсутствие того, где — драма, отсутствие того, чем — комедия. Но бывает и так, что есть и с кем, и чем, и где, но почему-то ничего не происходит. В рамках теории театра это — театр абсурда, который, как известно, наиболее точно соответствует жизни современного среднего человека.

В наших условиях Работа-над-собой должна осуществляться как процесс, требующий определенных, более или менее постоянных, усилий. При всей своей очевидности это утверждение далеко не так тривиально, как может показаться. Укажу лишь два направления этой нетривиальности. Во-первых, есть вульгаризованный миф о некоторых эзотерических традициях, где «просветление» приходит «само» и мгновенно, а вопросы подготовки к этому мгновению не обсуждаются. Известный наш Иван-дурак сидел-сидел себе на печи, а потом взял, да вместе с печью и поехал. Такая у него «благая карма»…

Во-вторых, миф этот, может быть не всегда сознательно артикулированный, царит в сознании многих людей, которые мечтают о «просветлениях», достижениях и прочих хороших вещах, многое знают о своих задачах, о том, где можно получить помощь, какими средствами и методами можно воспользоваться, — но только почему-то не могут начать, а уж о том, чтобы продолжить, и речи нет.

Знающие люди настоятельно рекомендуют ежевечерне (или — как вариант — по утрам следующего дня, или вообще кому как удобнее, но желательно в одно и то же время) просматривать свой день. Это — ближайшее, наиболее простое представительство процесса Работы, как само по себе, так и в качестве контроля над прочими ее составляющими. Потому что, если вы просмотрели один день, просмотрели другой, просмотрели третий, и вдруг заметили, что для актуализированного процесса Работы не нашлось места ни сегодня, ни вчера, и завтра, похоже, не найдется, — вам, может быть, захочется с этим что-то сделать…

(5) И, наконец, в центре, как венец всей схемы, находится блок организации Работы. Суть того, что вопросы организации выделены в особый блок, заключается в том, что организация Работы должна обеспечить ее протекание как независимой третьей силы, гармонизующей и согласующей мотивацию к Работе (активная сила) и инерцию обыденной жизни (пассивная сила).

Однако же организации Работы-над-собой посвящены все остальные материалы этого раздела, так что мы не будем здесь на этом останавливаться.

Может показаться, что изложенное в этом разделе либо слишком абстрактно, либо вполне очевидно. Однако же, структура Работы-над-собой — очень жесткая конструкция, и если кто-то попытается работать, не учитывая необходимости так или иначе обеспечить все ее блоки, его ждет много разочарований. Путь, действительно ведущий туда, куда хочется попасть, как известно, очень узок.