Все тексты по порядку

Несколько раз за последнее время натыкался на то, что вещи, которые мне представлялись очевидными, не всем известны.

Речь идет о том, что разумный тайм-менеджмент вовсе не стремится организовать («структурировать») все то время, которое попадется на глаза организатору («органайзеру» в штанах или юбке).

Организованное время можно представить себе как фигуру на фоне не-организованного времени. Это похоже на то, как писал Г.Г.Нейгауз о фортепианной игре: «Звук должен быть закутан в тишину, как драгоценный камень в бархат».

1. В прошлой статье мы определяли совесть, как (среди прочего) эмоциональную инстанцию в Самости, которая занята регулированием поведения. Был описан генезис совести в индивидуальной психике: она возникает как адресат родительских увещеваний (и поощрений, если таковые случаются), эмоционально усиливающих требования и нормы, которыми Эго ребенка должно руководствоваться в своем поведении. Позже эта коммуникация интериоризируется, место Внутреннего Представителя Родителя занимает собственное Супер-Эго, а совесть оказывается театром «увещевательной» (а также поощрительной — иногда :) ) коммуникации между Супер-Эго и осуществляющим управление поведением Эго.

1. В основе чувства вины (как и стыда, но также и совести) лежит эмоциональный аспект управления поведением.

(текст 2000-го года)

1. Работа с обидой требует тонкого и специфического разделения себя. С одной стороны, обиду как феномен нужно полностью допустить, иметь перед собой. Т.е., до тех пор, пока вы, бия себя в грудь, говорите, что «вы-де люди психотехничные, вы не обижаетесь»; до тех пор, пока вы с вашими обидами «боретесь», не допускаете их, вытесняете и т.д., — работать с ними невозможно, потому что они для вас не представлены, не с чем работать. Это очень тонкая вещь: с одной стороны нельзя дать обиде взять над собой верх и позволить ей жить на своей психике, то есть нельзя «питать» обиду собой, нельзя, грубо говоря, становиться обиженным. Но, с другой стороны, нужно обиду, с которой человек хочет работать, полностью и целиком выявить, и для начала признать, что на своем месте, то есть там, где эта обида находится, — она по-своему права. Обиженная субличность действительно имеет какие-то свои «резоны», иначе мы не могли бы эту обиду «питать».

«Царь, царевич, король, королевич,
сапожник, портной — кто ты такой?»

В рамках некоего бизнес-тренинга моему клиенту было предложено рассказать кому-то о каком-то продукте, который он (якобы) модифицировал ради более успешного продвижения на рынке. Содержание, которое должно было быть изложено, ему было вполне понятно и даже интересно. Однако его выступление получилось скомканным и неубедительным.

Я начинаю расспрашивать его, кем он себя полагал во время этого «выступления» и за кого держал своих слушателей. У него нет внятных ответов на эти вопросы. Этим и объясняется неизбежная в такой ситуации неудача.

Мне показалось, что мои лекции «про деньги» остались недопоняты. Я постараюсь сейчас растолковать две идеи достаточно внятно.

Переживание заново значимой ситуации из прошлого

1.

Англицизмом «рекапинг» (от recapitulation — краткое повторение, суммирование, вывод, резюме) я заменяю совершенно нерусское слово «перепросмотр», фигурирующее во многих переводах К.Кастанеды и Т.Мареза. Таким образом, «рекапинг» — это переживание заново значимой ситуации в прошлом в том виде и объеме, в каком она имеет значение в настоящем.

1.

То, что мы понимаем под Работой, — в особенности психотехнической, — устроено таким образом, что кто-то, именуемый «Я САМ», должен работать «над» кем-то, именуемым «Я САМ», и нужно, чтобы это не замкнулось в бессмысленную возню, как в известном цирковом номере «борьба нанайских мальчиков», когда выбегают на сцену два маленьких человечка и долго-долго борются, а потом поднимается во весь рост один здоровенный мужик, у которого к поясу привязаны две тряпочные «головы»…

В этой лекции речь пойдет о базовой технике микро-уровня — технике awareness, которая обеспечивает осуществление всей остальной Работы. Так рассматривал ее Перлз, соответствующие замечания есть у Берна, с сочувственной отсылкой к гештальттерапии. Об этом постоянно говорил своим ученикам Г.И.Гурджиев. Следует и нам осознать важность сознавания и попробовать его практиковать.

1.

В этом докладе (первоначально это — текст выступления на психотерапевтической конференции в 1997 году) я расскажу о некоторых экзистенциальных методах, которые практикуются у нас в Мастерской.

(привет Теуну Марезу)

Теун Марез — автор последовательности книг (пока — 5 томов) о Работе над собой, которую он понимает как следование «учениям толтеков». Произносить его имя следует, как поясняет переводчик одного из томов, «Тэй-уун Маа-риз», а означает это «Предводитель великой воды». Тексты его терминологически следуют за Кастанедой, но, несмотря на это, он, как справедливо утверждает редактор перевода, более или менее значителен сам по себе. Мне кажется, что Теун Марез несет некую весть, насыщенную к тому же интенсивным энергетическим импульсом.

Предлагаемые лекции служили введением к бейсику в феврале 2002 года. В них я старался наметить, что может стать на этом бейсике предметом нашего исследования. В этом, 2009, году перед нами стоят несколько иные задачи, но материал этот представляется мне и сейчас полезным.

1.

Образ жизни — одна из трех составляющих треугольника воплощенного существования. Два других угла — это образ себя и картина мира. Воплощенное существо, или сон своего сновидящего, может быть описан с помощью этого треугольника взаимосвязанных элементов: кто живет эту жизнь, как живет и каков мир — как он представлен для того, кто живет таким образом. Понятно, что это вещи вполне взаимосвязанные, потому что «кто живет» зависит от «как живет», а «как живет» зависит от «кто живет», и все это может происходить только в определенного рода мире, а в другом мире будет происходить что-нибудь другое.

Есть такой способ формулирования важных положений о Работе — афоризмы. Отнеситесь, пожалуйста, к этим несколько парадоксальным (может быть даже смешным) формулам более или менее серьезно, потому что они очерчивают то, что называется «настроением Работы». Кастанеда и его последователи описывают «настроение сталкинга» (я бы сказал, скорее, «состояние сталкинга»), говорят также о состоянии сновидения, — и так же следует «ловить» (или создавать — кто умеет) настроение или состояние Работы. Предлагаемые афоризмы могут этому способствовать.

Работа с зеркалом — одна из весьма плодотворных психотехнических техник. Можно даже сказать, что это — целый «куст» техник.

Прежде всего нужно разделить психотехническую и пневмотехническую работу с зеркалом. Здесь пойдет речь только о психотехнической работе. Предполагается, что она осуществляется в обычном, а не в измененном состоянии сознания. Для этого, в частности, важно не фиксировать долго взгляд, — это как раз средство изменения состояния сознания.

1.

Многие эзотерические, не совсем эзотерические и даже просто психологические школы отмечают, что обычный человек ходит по обычной жизни в состоянии, несколько напоминающем состояние гипноза, — состоянии своеобразного «обыденного транса». Неосознанный образ жизни и есть этот транс. Это то, что нам снится. Нам снится, что мы вот так живем, — так, как мы живем.

Когда-то я писал «колонки» для разных периодических изданий — бумажных и сетевых. Некоторые материалы сохранились, и некоторые даже кажутся мне не совсем пустыми. Правда, стилистика этих текстов не «моя»: я–то привык «выть по-волчьи», разговаривая с представителями «свободного народа», а в массовом издании нужно притворяться, что с людьми разговариваешь (напомню, из «волчьих» краев: «люди» — это бибихинский перевод хайдеггеровского das Man, павшей экзистенции, потерявшей себя в социальности). Но, тем не менее, в такой стилистике тоже получается что-то такое, что иначе, в другой стилистике так просто не скажешь. Чтобы пересказать предлагаемый далее текст «по-своему», мне понадобилось бы 3-4 очень сложных текста, — и когда еще я их напишу… Так что предлагаю вашему вниманию исходный текст (который нигде не был опубликован).

1.

В каждой конкретной ситуации мы как-то себя ведем. Часто наше поведение представляется как действие. Если результаты наших действий (или какие-то другие их элементы) нас не устраивают, наше действование становится подвопросным: мы задаемся вопросами, то ли мы делаем, что нужно делать, так ли мы это делаем, и что вообще нужно делать в такой ситуации.

1. Ситуация и смысл Работы

 Я полагаю, что в нынешней культурно-социальной ситуации только Работа может сделать человеческое существование осмысленным. Старый мир на наших глазах приходит к своему концу. Скорее всего это не будет, как часто воображают, картинный «конец света». Как пишет Андрей Валентинов («Нам здесь жить», М.1999), «стоит лишь открыть читанные и перечитанные страницы Откровения Святого Иоанна Богослова, и мы увидим очевидную вещь, поражающую больше, чем железные стрекозы, стальные кони и Звезда Чернобыль, отравившая воды рек. Конец света наступил — а люди не заметили».

Все, чем раньше жили как большие массы людей, так и элита, постепенно, — но достаточно быстро, чтобы это было заметно и составляло проблемное поле для тех, кто способен замечать, — теряет смысл. А новые смыслы, то есть новый способ существования человечества, еще не сложились.

(По материалам ЖЖ)

1.

Коммуникативный анализ, как известно, состоит в том, чтобы некоторое психологически неудовлетворительное состояние («проблему») представить как затруднение в коммуникации между теми или иными Внутренними (интрапсихическими) Фигурами. Часто такими Внутренними Фигурами, затруднения в коммуникации которых вызывают у человека психическое напряжение, оказываются Внутренний Ребенок и его Внутренний Родитель.