«Доброта человека может быть свободна от сентиментальности, т.е. от наслаждения своим чувством, и от фарисейства: она есть непосредственное принятие чужого бытия в свою душу и защита его как самого себя.» 

(по Н.О.Лосскому)

Психотехника

Предлагаемые лекции служили введением к бейсику в феврале 2002 года. В них я старался наметить, что может стать на этом бейсике предметом нашего исследования. В этом, 2009, году перед нами стоят несколько иные задачи, но материал этот представляется мне и сейчас полезным.

Первая лекция — сталкинг стиля собственной жизни

1.

Есть обычный мир, или — по Кастанеде и Теуну Марезу — тональ. Здесь на нас действуют определенные силы: физические силы, инстинкты, социальные силы: деньги, власть, эмоции и т.д. Все эти силы действуют в нас и на нас, толкают или тянут нас по жизни, так что большинство людей живет почти целиком под властью этих сил.

Однако вне этих сил, как особая возможность не быть их игрушкой, есть техника сталкинга — набор приемов, которые позволяют стоять на своих ногах и если не сопротивляться этим силам, то по крайней мере лавировать между ними. В обычной жизни, где силы действуют разнонаправлено и хаотично, сталкинг — как личная сила, положенная на тонкую и хитрую технику — дает возможность выстоять и двигаться «своей дорогой». Правда здесь возникает искушение «гнаться за силами» — если я такой умный, то мне может захотеться быть самым богатым, самым известным, самым влиятельным, — вообще стать «царем горы». По существу это такая же подвластность силам тоналя, только с иллюзией, что это не они мною, а я ими владею.

Таким образом, по отношению к тоналю можно разделить людей на три категории. Одни почти целиком подвластны силам тоналя: куда мотнет, туда и мотнет. Другие охотятся за силами: за властью, за деньгами, даже за физической силой. Это — «первое кольцо силы» по Кастанеде и Теуну. Третья категория людей — малочисленная и редко встречающаяся — это сталкеры, которым от мира тоналя самого по себе мало чего нужно, кроме материала для поддержания себя в живом органическом существовании и для Работы. Им нужно что-то совсем другое.

То же самое, как это ни странно, происходит и в «духовном» мире. Там тоже действуют мощные силы. Правда, они иного рода, это силы «тонкие» и действуют они, с точки зрения обычных людей, странно.

Но здесь можно провести то же самое деление. Простые обычные люди подвластны действию сил духовного мира. Другие, число которых в наше время все увеличивающееся, охотятся за духовными силами: за сиддхами (необычными способностями), за измененными состояниями сознания. Это — «Второе кольцо силы». А есть горстка людей, которые проходят через это, как «сталкеры» особого рода — «сновидящие». Говоря на языке Кастанеды, это люди, которые занимаются сталкингом в специфическом мире духовных сил, которые не подвластны этим силам, и не охотятся специально за ними, а проходят через это как люди, ищущие свободу.

И остается, наконец, Третье Кольцо Силы. Это — специфический мир, Учитель Беинса Дуно называет его Божественным. С нашей точки зрения, он как бы объединяет физический и духовный, но на самом деле все не совсем так или совсем не так. Не то чтобы этот мир что-то «объединял», он просто есть, и относительно этого истинного мира миры физический и духовный являются частичными проекциями. Как физический мир, — очевидно для тех, кто имеет опыт, — является не более чем частичной проекцией, так и «духовный» мир со всеми его сиддхами, измененными состояниями сознания и прочими «вкусными» вещами, является частичной проекцией. А «на самом деле» есть реальность Третьего Кольца Силы, она же Воля Божья, о которой говорится: «Да исполняется воля Твоя». Приобщение к этому миру, жизнь в нем и есть задача и цель сталкеров и сновидящих.

2.

От этих очень абстрактных, даже несколько заумных вещей нам нужно перейти прямо и непосредственно к практическому исследованию того, как мы живем. Однако хотелось бы, чтобы мы исследовали это не просто в физическом мире, и не просто с обыденно-духовной точки зрения, а с точки зрения того, как в нашей физической жизни проявляется, воплощается Дух, как в наших робких попытках жить духовной жизнью проявляется природа физического мира. То есть, как оно происходит, в Третьем кольце или в Божественном мире.

У Пруста (в начале «Поисков утраченного времени») есть тонкое и точное описание того, как герой романа просыпается: сначала он только лишь догадывается, что это — «я», но еще не знает ни «кто я», ни «где я», ни «как я сюда попал»; а потом, в конце, он «просыпается» уже настолько, что это «абстрактное я» засыпает окончательно, оно упокоилось в физическом мире, но теперь человек знает, кто он есть и где он «проснулся».

Надо найти себя где-то внутри этого процесса и не ухнуть ни в мир сновидений, ни в мир обыденной жизни, а вспомнить себя, который живет и там и там, и просмотреть свой образ жизни в этом повседневном, ежедневном мире с точки зрения того, как в нем воплощается духовная сущность. Не вообще, не абстрактно, а очень конкретно: как же я, посланный сюда, живу здесь, во всем этом.

Основная идея состоит в том, что в стиле жизни как-то (может быть не прямо) проявляется то, кто я такой «на самом деле». Насколько я заснул во сне физической жизни или, наоборот, насколько я не совсем заснул, и чего я собственно ищу.

Технически это выглядит так: если что-то случилось в вашей жизни однажды, это может быть чистой случайностью, если что-то произошло дважды — очень велика вероятность, что оно произойдет и в третий раз, а когда это происходит один раз, и второй, и третий — это уже стиль жизни. А период может составлять час, день, неделю…

Вопрос. Некий желаемый образ тоже может быть? Вот мне не нравится, как я живу, хотела бы я жить по-другому.

М.П. Конечно. Если не замыкаться на физическом мире, вспомнить как раз о Третьем Кольце Силы, то максимально реальной является как раз «дельта» между тем, как человек живет в физическом мире, и как он хотел бы жить. В этой «дельте» он и живет.

Миры сновидений (особенно повторяющихся) входят в образ жизни с не меньшим основанием, чем хождение на работу.

Надо иметь в виду, что сталкинг в мире Тоналя, так же как и техника так называемого Сновидения, как навигации в мире Духовном, — это техники освобождения от ограничений физического и духовного мира ради собственного свободного движения.

Вопрос. Что такое свободное движение? Что такое свобода?

М.П. Свобода состоит в том, чтобы, приняв все Целое как Целое, приняв себя как целое и приняв свое целостное место в Целом, жить и двигаться так, как тебе за-благо-рассудится. «Познай Бога и делай, что хочешь». Собственно возможность, — дар свободы, — состоит в том, что Целое есть Целое, но душа тоже есть целое, и все так устроено, что мы являемся целостностями внутри большей целостности, поэтому мы имеем возможность быть свободными, если не залипнем ни на законах своей частичной целостности, ни на законах большой частичной целостности, а сумеем в свободном действии гармонизовать то и другое.

Некоторые думают, что Божья воля — это «пойди туда, сделай то». Так бывает, но это вещь редкая, и уж такой невероятный дар, когда тебе подскажут, как именно надо сделать, чтобы чуть-чуть освободиться. А чаще — ощущение своей целостности, когда можно что-то такое делать. Но это вещи опять-таки далекие. А практически, это редкие моменты среди дня, когда можно жить относительно свободно.

Вопрос о стиле жизни — это, в конечном счете, вопрос, когда ты бываешь свободен. Бывают ли моменты в твоем дне, твоей неделе, твоем году, когда ты можешь нечто сделать так, как ты хочешь и считаешь нужным?

Вторая лекция — описание образа жизни и поиск «стиля»

1.

В первой лекции я рассматривал достаточно абстрактные вещи. Там шла речь о вхождении в Третье Кольцо Силы посредством сталкинга стиля своей собственной жизни, то есть обнаружения себя сознательно организующим собственную жизнь. Сегодня же я буду говорить о вещах практических.

Что, собственно, такое «стиль и образ жизни»?

Напомню наши общие схемы. Мы исходим из треугольника: образ жизни, образ себя, образ мира. Каждый из нас как-то видит мир, как-то представляет себе себя и как-то осуществляет свое поведение, свою жизнь в этом мире.

При этом для более тонкой работы мы различаем сознаваемую модель и реальный образ. Модель образа себя — это то, как я себе себя представляю в сознании, как я рисую себе себя. Это отличается от того, «за кого я себя держу» реально, в своей реальной жизни. То, за кого я себя реально держу, включает, например, систему «допусков». Когда меня не видят, я могу позволить себе то и се. Или когда меня видят эти люди, а не те, я что-то могу себе позволить, а что-то не могу. Это может происходить на полной бессознанке. Человек себе в этом отчет не дает, но он ведет себя в соответствии с тем, за кого он себя на самом деле держит.

Но при этом у него есть модель образа себя, то есть то, как он дает себе (и другим инстанциям, внешним и внутренним, которым он подотчетен) отчет о том, кто он такой и что он такое. Реальный образ себя — это то, что человек себе позволяет, когда его никто не видит — в том числе он сам. Модель же всегда является версией.

Есть такая замечательная формула: человек себя ведет. В североевропейских языках — английском, немецком — «behave yourself» совмещает оттенки «быть» и владеть: be и have. Когда я веду себя, кто-то ведет и кто-то является ведомым, и это — некоторая реальность. Если здесь сейчас начнется пожар, никто из нас не успеет сообразить, как приличный человек должен себя вести в такой ситуации, просто каждый начнет как-то себя вести. И вот то, как каждый из нас начнет себя вести — это и есть реальный образ себя.

Вопрос. И мы не знаем, как это будет.

М.П. Ну, в общем, не знаем. Хотя имеем об этом мнение, догадываемся.

То же самое относиться к образу жизни. Как люди интеллигентные, мы все время строим свой образ жизни: делаем так, а не этак, устраиваемся, планируем, совершенствуем себя, свой образ жизни, говорим: «нет, лучше сделать так». А при этом еще как-то устраиваемся в этом мире и все время как-то себя ведем, как-то что-то делаем, как-то по этому предметному миру движемся.

Очень важно иметь в виду, что то, как мы себя ведем, живем и движемся, зависит, во-первых, от того, как мы представляем себе мир, — а мир у разных людей очень разный, — и, во-вторых, зависит от того, как мы представляем себе себя, а это тоже очень разное. В нашем треугольнике все углы зависят друг от друга.

2.

Из чего состоит образ жизни технически? Из привычек, обязанностей и желаний — исполненных и не исполненных. То есть из того, как мы строим свои день, неделю, месяц, год, воплощение… Что мы обязаны делать в этом мире и чего нам хочется. Все это существует на трех принципиально разных уровнях: микро, мезо и макро.

Чтобы было еще понятнее, напомню формулу, которая имеет прямое отношение к делу: то, что случилось в жизни у человека один раз, может быть случайностью; то, что случилось два раза, с большой вероятностью случится и в третий. А то, что повторяется из раза в раз, то, что человек обычно делает вот так — это и есть стиль жизни.

Вопрос. Или ему обычно делают вот так.

М.П. Нет, нет. Он обычно делает вот так. Мы говорим о стиле жизни, то есть о том, как я…

Вопрос. Но если с моим мнением никогда никто не считается…

М.П. Такие вещи, просто чисто психотерапевтически, совершенно необходимо быстро перекодировать в активную форму.

Вопрос. То есть «я позволяю, чтобы со мной не считались»?

М.П. «Позволяю» — это только один из возможных вариантов. Другой — «Я вынуждаю», «Я так устроилась» и т.д. Если со мной делают то-то и то-то, значит, я пассивным образом участвую в каких-то процессах. Если мы доросли до того, чтобы говорить о стиле своей жизни, то не стоит представлять себя как объект чужой жизни. Мы говорим о стиле моей жизни. Если я кот, которым хозяин регулярно чистит камин по утрам и говорит: «Привыкай кот», — то это мой образ жизни. Можно, конечно, сказать, что это образ жизни моего хозяина, но это не эффективно.

Вопрос. А смирение к такой жизни куда приложить?

М.П. Говорить о смирении имеет смысл только тогда, когда ты можешь позволить с собой нечто сделать, а можешь не позволить, и сознательно выбираешь. А если ты не можешь не позволить и делаешь вид, что ты смирилась, а на самом деле это просто слабость, то к христианскому смирению это не имеет никакого отношения. Смирение — это очень большая сила, а не хорошая мина при плохой игре.

Итак: микро, мезо и макро уровни.

К мезо уровню относятся, — довольно условно и примерно, — процессы от ежедневных до еженедельных. То, что мы ежедневно ложимся спать в определенное время (или, наоборот, как получится) — это относится к мезоуровню. То, что мы пять дней в неделю, допустим, ходим на службу, а в субботу и воскресенье не ходим, — это примерно верхняя граница мезоуровня, а ежедневность — нижняя.

Дальше макро, типа: я работаю (или не работаю) на такой-то фирме.

А микро — это то, как я это делаю. Самые яркие примеры исследования микроуровня — это всякие гурджиевские штучки, типа исследование своей походки, или застегивание своей одежды наоборот, чтобы отметить как тело, руки привыкли делать это автоматически.

Вопреки обыденным представлениям, между уровнями жизни обычного человека как правило имеются значительные рассогласования.

Пример. В определенном возрасте молодые люди и девушки поступают в институт, как бы для того, чтобы учиться. При этом все прекрасно понимают, что КПД этого институтского обучения очень низкий. И вот эти студенты на самом деле вовлекаются в хождение или не хождение на лекции и в сдачу экзаменов. При этом на макроуровне они думают, что учатся, уж во всяком случае, все вокруг них думают, что они учатся. А на мезоуровне, они на самом деле сдают экзамены, что с точки зрения обучения как правило малоэффективно. Макроуровень — представление о том, что человек учится, — мало соответствует мезоуровню: студенческой жизни вокруг посещения лекций и сдавания сессий.

Можно увидеть и следующий разрыв: между мезоуровнем и микроуровнем.

Можно было бы ведь даже в этой вполне идиотской системе готовится к экзаменам так, чтобы чему-нибудь научиться. Для этого нужно чуть-чуть иначе развернуть процесс подготовки к экзаменам, чтобы направить его на что-то осмысленное. Мне одна клиентка рассказала, что после наших обсуждений она вдруг стала готовиться к экзаменам совсем иначе, то есть не «учить материал», а пытаться сообразить, о чем это все. А дальше, сообразив, о чем это все, она уже понимает, что, идя на экзамен, она на любой частный вопрос что-нибудь расскажет, потому что она в целом понимает, о чем это все.

Но кто так сейчас учится? Когда этому несчастному студенту осталось пять дней до экзамена и от отметки за этот экзамен зависит его социальный статус, экономическая поддержка родителей и т.д., он делает все необходимое, чтобы получить хорошую отметку. Ему лишь бы как-нибудь проскочить это место и плыть дальше куда-нибудь еще. На мезоуровне он заполняет зачетку, а на микроуровне во время каждой сессии (особенно к концу) клянется себе, что со следующего семестра начнет заниматься регулярно, а после каникул болтается бестолку до следующей сессии.

3.

А стиль — это вопрос о том, как кто это организует. В частности, стиль проявляется в том, как осуществляется переход между этими уровнями.

 Отчасти это связано с психофизиологическими особенностями. Одному легче подготовиться к экзамену за три дня, нахрапом: пошел, освоил, сдал. Другому необходимо из недели в неделю, по понедельникам… И вплоть до того, как я держу книжку, и где у меня в доме место для занятий, какое у меня освещение; занимаюсь я лучше утром или вечером; как я организую перерывы, то есть занимаюсь я сплошь два часа или я занимаюсь 20 минут, потом выхожу на кухню покурить, попить кофе, опять занимаюсь 20 минут, потом опять…

Это техническое описание. Легче всего добираться до стиля, описывая, допустим, свой обычный день, — что я делаю по будням, что я делаю по выходным.

Есть такая замечательная формула: стиль — это человек. Задача наша состоит в том, чтобы за привычками, обязанностями за всей этой тканью, увидеть, как проявляется в этом ваш партнер, который вам рассказывает о том, как он живет. Собственно речь идет о том, чтобы начать буквально отвечать на вопрос «как живешь?» За всеми этими формальными описаниями можно/нужно увидеть неповторимую индивидуальность, то, как человек проявляется в контексте своей ежедневной жизни.

И тут могут выявиться большие неожиданности. Вы расспросите, например, как у человека устроен день. Вам расскажут: «Вот встаю, быстро съедаю завтрак, бегу на работу, делаю то-то и то-то, с работы бегу в магазин, потом за ребенком в садик, хватаю за шиворот этого ребенка, бегу домой…» Описано все, но у вас останется смутное ощущение, что вы чего-то не узнали. А потом выясняется, что на самом-то деле эта женщина живет («живет своей жизнью»), когда все, наконец, улеглись. Вот тут она садится в кресло, и у нее есть полчаса на свою жизнь. И это для нее значимо, ради этого она выполняет все обязанности дня, а в эти полчаса, допустим, она что-то читает, или слушает музыку. А еще кто-то живет от отпуска до отпуска, переживают как-то этот скучный, нудный, бессмысленный год, зато потом можно выехать на речку, собрать байдарку. Это — жизнь, а остальное все не в счет.

Если вы хотите узнать о стиле жизни вашего собеседника, или если вы хотите рассказать о своем стиле собеседнику, нужно кроме вопроса «как живешь» еще задать вопросы: «Чем живешь?», «Что в твоей жизни важно, что значимо?», «Ради чего…?» И дальше нужно попробовать выяснить, как это важное воплощается в ткань осуществления: в сновидениях ли, или в забивании гвоздей или в чем-нибудь еще по жизни.

Вопрос. Так стиль жизни, — это о всей жизни или о той половине часа в твоем примере, когда у нее жизнь? Или речь о жизни в целом?

М.П. В целом. Она же весь свой день проживает в контексте этого получаса, ради этого получаса. Вообще имеется в виду, что человек — довольно целостное создание, и изолировать одни куски жизни от других полностью для него почти невозможно. У нас, у людей обычных, это всегда предстает, как некий гештальт с одной или двумя как-то организованными центральными фигурами.

Вопрос. Смысл жизни — это что-то тонкое, еле-еле улавливается, а уж обозначить его как-то совсем трудно.

М.П. Да. Обозначить очень сложно, а эмпирически, на вкус и запах довольно легко улавливается. Так же как довольно легко улавливается, есть он или нет. Ведь когда школьницы списывают сочинение из образцов, у них никакого своего стиля появиться не может. Хотя, с другой стороны, в этом тоже есть какой-то стиль…

Стиль начинается, когда проявляется какая-то индивидуальность. Но в нашей среде это может быть очень причудливо. Некто может из желания быть «хорошим» хорошо вписываться во все необходимое: и на работу ходит, и деньги зарабатывает, и с детьми сидит, а где-нибудь у него остается местечко для своего личного. Но штука, действительно, очень тонкая. И все время это вопрос: когда ты исполняешь обязанности или даже удовлетворяешь свои желания, — что тебе? Кто ты? Все может происходить с большей или меньшей индивидуализацией.

Вопрос. Значит, за эти три дня надо выяснить у человека смысл его жизни…

М.П. За эти три дня нужно, в идеале, приобрести вкус того, о чем это. Что это за зверь такой — стиль жизни. А может быть еще при этом удастся поймать, что значит вырабатывать, создавать, совершенствовать стиль жизни.

Третья лекция (перед работой в парах)

Образ жизни — это буквальный, прямой и подробный ответ на вопрос: «Как живешь?» Как ты осуществляешь это свое проживание? Кроме того мы собираемся говорить о стиле. Но это для тех, кто поймет дополнительный вкус и аромат этой тонкости при рассмотрении образа жизни.

Чисто формально можно выделить три слоя: макроплан, мезоплан, микроплан.

Макроплан. Как живешь? Что делаешь? К чему стремишься? Этот — инженер, этот — новый русский, этот — бомж, эта — домохозяйка, эта — жена, это — научный работник.

Мезоплан. Как проводишь дни, недели, годы? Напомню, если кто не слышал, это очень важно, это лозунг этих дней. «То, что с вами случилось однажды, может быть случайно и больше не повториться. То, что случилось с вами дважды, скорее всего, повторится с вами в третий раз». И то, что повторяется, собственно и составляет костяк, стиль, образ жизни. Это и есть мезоплан — то, что повторяется изо дня в день, из неделю в неделю, из года в год. Хотя за год стиль жизни может очень измениться и, например, проведенный в некотором стиле отпуск, может уже на будущий год не повториться. Но когда вы проводите отпуск в некотором стиле, то имеется в виду, что «так я это делаю», в отличие от идеи «Римских каникул», где имеется в виду, что героиня этого фильма вообще-то так этого не делает, это все совершенно чудесно, уникально, случайно и так не бывает, но вот так это произошло однажды и больше никогда так не будет. Стиль жизни — это то, как мы это делаем.

Микроплан. Это — как все происходит в реальной ткани бытия. Скажем, на мезоплане, по понедельникам у нас планерка или вызов на ковер к начальству или еще что-то в этом роде. А микроплан — это как вот оно происходит в реальности: как люди рассаживаются, кто, кому, что говорит, с какой интонацией, с какими эмоциями, кто, что при этом думает, и т.д.

Это задает основную линию того, о чем рассказать, о чем расспросить. Сначала «крупным помолом» — как устроена эта жизнь, потом более детально, и, наконец, взявши что-то важное, рассмотреть его как бы под микроскопом и увидеть «как». Там, естественно, возникают постоянные нестыковки, потому что, то, чем считает себя человек на макроплане, или что он регулярно, казалось бы, осуществляет на мезоплане, чаще всего на микроплане оказывается совсем другим. Я уже описывал ситуации девочки, что она думает, что учится в институте, чтобы стать специалистом. Она думает, что учится в институте на какого-то специалиста, что она закончит институт и выйдет вот этим. На кого учишься? На психолога. Хотя если всмотришься в то, чем они в этом институте занимаются, то предположить, что она из этого института выйдет «психологом», становится трудно.

Тема обширная, а будет на разговор только час. Поэтому естественно задать вопрос: «А что важно? Что главное?» Только я вам советую, общаясь в парах, если это общение не очень налажено, не спешите с этим вопросом, сначала поговорите про общее: где учишься, где работаешь, что делаешь, какие у тебя родители, какая квартира. Но рано или поздно, скажем, в первой трети разговора, минут через пятнадцать, хорошо дойти бы до вопроса: «А что в твоей жизни важно на самом деле?» Мы знаем хороших девочек и хороших мальчиков, которые хорошо для мамы учатся, хорошо для мамы выходят замуж, или для папы хорошо устраиваются на работу, зарабатывают много денег, или наоборот, старательно делают все наоборот, не учатся, не зарабатывают много денег… Это тоже важно, но за этим есть что-нибудь еще. Что человек ценит, что человек любит, ради чего он делает все что делает?

Собственно путь этого разговора, в идеале, проходит туда и обратно «челноком». Сначала представления об общем контексте, потом добраться до чего-то важного, значимого, сокровенного — ради чего все это, — а затем обратно: как в реальной жизни выражается это сокровенное.

Вопрос. Макро уровень — это краткое содержание мезоуровня? Профессор, замужем, дети, муж, а мезоуровень как бы описывает более подробно?

М.П. Нет, там тоже обычно большой зазор, потому что на макро уровне — профессор, у нее прекрасный муж и замечательные дети, а на мезоуровне, она встает несчастная, лается с домработницей, идет на работу, которую на самом деле терпеть не может. А на микроуровне, на самом деле, она только и живет, что своими снами, которые она видит по ночам, и там у нее настоящая жизнь происходит. Так вот от этого «а на самом деле» можно перейти обратно к тому, как это сокровенное, этот смысл, эти ценности, это «на самом деле» проявляется в общем потоке жизни.

В этом отношении люди разделяются на два подкласса: один очень большой, а второй очень небольшой. Одни живут как выходит: «не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет». Другие стремятся строить свою жизнь сами, имея для этого соответствующие техники. Техники для этого представлены в нашем известном треугольнике: работа с образом себя, с образом жизни и с картиной мира.

И вот ваш собеседник вам про это рассказывает, и тут вам нужно раздвоить ваше внимание: одной частью себя вы внимаете тому, о чем собеседник рассказывает, а другой частью стараетесь увидеть и услышать, как человек проявляет это непосредственно в сегодняшнем разговоре. И тогда получается так называемый «схлоп», когда то, о чем говорится, вдруг оказывается проявленным прямо здесь. Стиль жизни человека оказывается проявленным как в содержании разговора, так и в самой беседе. То, о чем речь, проявляется в том, как ведется эта речь.

Но будьте очень осторожны. Все мы хотели бы жить хорошо, но все мы живем, как умеем. Все мы хотели бы общаться очень качественно, но на самом деле общаемся, как умеем. Все мы — «здоровые невротики», и потому невротические тенденции в нашей реальной жизни и в том, как мы проводим эту беседу, конечно, проявляются, так что давайте будем друг к другу очень снисходительны.