Все хотят хорошо жить. Многие путают это с желанием, чтобы хорошо жилось. Почувствуйте разницу.

Теория и методы - наши учителя и коллеги

Мюррей Боуэн

Мюррей Боуэн — один из отцов-основателей системной и семейной терапии.

Он начинал (как и некоторые другие зачинатели системного движения в психотерапии) с предположения, что проблемы «идентифицированного пациента» (в частности — юношеская шизофрения) являются проблемами семьи-в-целом, по определенным причинам сконцентрированными на ребенке. Он утверждал, что сложная и множественно-организованная система управления поведением на инстинктивном уровне принадлежит не только самому индивиду, но и более широким системам, например — семье (а также и другим человеческим общностям). Можно сказать, что «влечения» (если воспользоваться этим фрейдовским термином) данного индивида не только и даже не столько являются его собственными, сколько определяются местом индивида в тех или иных общностях, прежде всего — в семье.

Эрик Берн«Никто не может сказать, что будет утром с людьми, которые совокуплялись, имели коитус или половое сношение.  Люди же, которые занимались любовью, скорее всего вместе будут завтракать…»

«Если мы хотим, чтобы когда-нибудь жизнь стала более теплой и честной, мы должны перестать быть холодными и лицемерными сейчас».

«Истина состоит в том, что не время проходит, а мы проходим сквозь время… Это море, которое мы должны переплыть… Эй, там, на мачте, выше парус!»

Некоторые думают, что Эрик Берн знаменит тем, что создал трансакционный анализ. Они ошибаются. Все обстоит прямо наоборот. Это трансакционный анализ знаменит тем, что его создал Эрик Берн.

Конрад Лоренц«Все мы, живущие в густонаселённых культурных странах и тем более в больших городах, уже не осознаем, насколько не хватает нам обыкновенной тёплой и сердечной человеческой любви. Нужно побывать в действительно безлюдном краю, где соседей разделяет много километров плохих дорог, и зайти незваным гостем в какой-нибудь дом, чтобы оценить, насколько гостеприимен и человеколюбив бывает человек, когда его способность к социальным контактам не подвергается длительной перегрузке. Одно незабываемое переживание довело это когда-то до моего сознания. У меня гостила американская супружеская пара из Висконсина. Это были профессиональные защитники природы, живущие в полном одиночестве посреди леса. Когда мы собрались ужинать, раздался звонок, и я раздражённо воскликнул: «Кого это ещё там принесло!» Я не смог бы сильнее шокировать моих гостей, если бы совершил самый непристойный поступок. Что кто-то может реагировать на неожиданный звонок в дверь иначе, как радостью, — это было для них скандалом».