Жизнь коротка, и надо уметь. Надо уметь уходить с плохого фильма. Бросать плохую книгу. Уходить от плохого человека. Их много…

М.Жванецкий

Консультирование и психотерапия

Кому, когда и зачем может быть нужна психотерапия?

Честно говоря, психотерапия в нашей среде нужна практически всем. Только не нужно путать психотерапию с психиатрией: будучи с медицинской точки зрения «практически здоровыми», большинство из нас — так называемые «здоровые невротики».

Можно, конечно, прожить жизнь и так — со всеми своими страхами, обидами, чувством вины, завистью и неудовлетворенностью. Живут же люди с телесными болячками. Однако благая весть психотерапии состоит в том, что можно жить без подобных невротических наворотов. И это вовсе не значит «жить без эмоций», потому что помимо всей этой «нечисти» более нормальные люди практикуют более нормальные эмоции — радость, спокойствие, мужество, сочувствие (в отличие от жалости), восхищение, и многое другое.

На психотерапию человек может придти после консультации, когда выясняется, что проблема, с которой он пришел, коренится не столько во внешних обстоятельствах его жизни, сколько в нем самом. Необходимость в  психотерапии может быть обнаружена в процессе занятий психотехникой, когда оказывается, что в какой-то определенной сфере простые задания (вроде работы с определенными привычками) не удается выполнить, и за этим чувствуется серьезный внутренний конфликт. Наконец, человек может просто почувствовать неудовлетворенность своим внутренним состоянием и с этим придти к психотерапевту.

Задача психотерапевтического процесса, с нашей точки зрения, состоит в том, чтобы установить внутреннюю гармонию, внутреннее единство между многочисленными «субличностями», которые борются в психике человека между собой, не давая ему собрать себя в единство, которое можно было бы с полным правом назвать личностью. Борьба эта по большей части происходит «под ковром», так что человек, не приученный специально обращать на нее внимание, просто переживает дискомфорт, внутренний «раздрызг», и почему-то вечно попадает в типичные для него проблемные ситуации. Задача психотерапевта — вывести «борющиеся стороны» на честный разговор и помочь клиенту добиться определенного консенсуса (не путать с компромиссом!) относительно того, как они (субличности), то есть он сам (клиент) хотят жить дальше. Формирование постоянно функционирующего, хорошо организованного и достойно проводимого «круглого стола», за которым субличности могут обсуждать свои дела, — это и есть формирование полноценной личности, обладающей более весомым экзистенциальным присутствием, нежели раздирающие «здорового невротика» неорганизованные субличности.

Одним из главных предметов борьбы субличностей и, соответственно, одной из основных тем психотерапии является тема внутри-психического управления, т.е. власти и подчинения в психике, а также связанные с этим (само)оценки (хороший/плохой, успешный/не успешный, и т.п.) и состояния (удовлетворенность, подавленность, эйфория, тревога, покой и пр.)

По форме психотерапия может быть индивидуальной и групповой. В первом случае терапевт работает с клиентом один-на-один, как правило — в течение часа, как правило — один раз в неделю. На группе терапевт обычно также работает с индивидуальным клиентом (впрочем, бывают группы и другого «формата»), однако соприсутствие других, а также соучастие в «чужих» проблемах значительно расширяет опыт клиента. Обычно рекомендуется сочетать обе формы, хотя, конечно, это вопрос очень индивидуальный.

Что касается психотерапевтических методов и техник, то хорошо известно, что нынешняя психотерапия распалась на множество различных школ и направлений. И претензии этих школ на универсальность, на целостный подход к человеку, тем более — на единственную «истинность» — как правило преувеличены. Большинство реально практикующих психотерапевтов придерживается «эклектической» манеры, используя по мере необходимости те или иные методы, техники, подходы и т.п.

Вместе с тем, чтобы действительно плодотворно  соединять различные  методы и техники, нужно иметь некое целостное представление о человеке. Для нас таковым является  представление о коммуникативной природе психики.

Для любой задачи найдутся методы и средства, а если не найдутся, мы их придумаем. Однако главная проблема любой психотерапии — в поддержании мотивации клиента. Психика очень заботится о поддержании своего равновесия (и правильно делает), а психотерапевтический процесс предполагает нарушение этого равновесия с тем, чтобы восстановить его в новом виде и на новом уровне. Тут необходимо «несгибаемое намерение», причем принадлежать это несгибаемое намерение, по смыслу дела, может только самому клиенту.

Участие в Мастерской, среди прочего, может быть той «третьей силой», которая помогает клиенту поддерживать в себе это намерение, опосредуя борьбу между «да» и «нет» наличием устойчивых организационных форм Работы-над-собой.