Я смею полагать, что в нашей Мастерской живет Работа, а в нынешней ситуации только Работа может сделать человеческое существование осмысленным.

М.П.Папуш

Теория и методы - наши учителя и коллеги

1. В основе чувства вины (как и стыда, но также и совести) лежит эмоциональный аспект управления поведением.

(текст 2000-го года)

1. Работа с обидой требует тонкого и специфического разделения себя. С одной стороны, обиду как феномен нужно полностью допустить, иметь перед собой. Т.е., до тех пор, пока вы, бия себя в грудь, говорите, что «вы-де люди психотехничные, вы не обижаетесь»; до тех пор, пока вы с вашими обидами «боретесь», не допускаете их, вытесняете и т.д., — работать с ними невозможно, потому что они для вас не представлены, не с чем работать. Это очень тонкая вещь: с одной стороны нельзя дать обиде взять над собой верх и позволить ей жить на своей психике, то есть нельзя «питать» обиду собой, нельзя, грубо говоря, становиться обиженным. Но, с другой стороны, нужно обиду, с которой человек хочет работать, полностью и целиком выявить, и для начала признать, что на своем месте, то есть там, где эта обида находится, — она по-своему права. Обиженная субличность действительно имеет какие-то свои «резоны», иначе мы не могли бы эту обиду «питать».

(По материалам ЖЖ)

1.

Коммуникативный анализ, как известно, состоит в том, чтобы некоторое психологически неудовлетворительное состояние («проблему») представить как затруднение в коммуникации между теми или иными Внутренними (интрапсихическими) Фигурами. Часто такими Внутренними Фигурами, затруднения в коммуникации которых вызывают у человека психическое напряжение, оказываются Внутренний Ребенок и его Внутренний Родитель.

1.

Принято думать, что люди живут в реальности. Слово «реальность», как известно, происходит от латинского слова res, что означает «вещь» или «дело», то есть нечто материально-определенное. Люди полагают, что живут в мире столов и стульев, производства и рекреации (т.е. отдыха ради производства), и т.п.

Впрочем, психологи и социологи многих направлений утверждают, что это не совсем так. Например, с точки зрения школы Л.С.Выготского, в такого рода «реальности» мог бы жить только Маугли — человеческий детеныш, не прошедший аккультурации и социализации. Человек в полном смысле этого слова живет в специфически человеческом, социокультурном мире: мире обобщенных представлений, для которых «вещи» и «дела» являются всего лишь экземплификациями понятий. Во многом аналогична точка зрения американского социолога Т.Парсонса. Значительный вклад в реализацию и развертывание подобных представлений внесли так называемые культур-антропологические и этно-психологические школы.

Один знакомый психотерапевт как-то сказал, что всякий психотерапевтический процесс в конце концов приходит к беде ребенка (по-видимому — внутреннего), а она, беда эта, — неразрешима. С первым я согласен, со вторым — не вполне. С этого и начну.

1. Прежде всего, нужно постоянно помнить, что Внутренний Ребенок — фигура виртуальная, и живет он (как, впрочем, и почти все мы почти всегда — хотите верьте, хотите проверьте) в виртуальном мире.

1.

Техника «пустого стула» — прием, часто используемый в гештальттерапии. Состоит он в том, что клиенту предлагается на пустой стул перед собой посадить воображаемого собеседника, которым может быть его мама («внутренняя мама», потому что реальная, возможно, давно покинула этот мир), недовольный им «внутренний голос», мучающая его боль в ноге и т.д., и т.п. — в зависимости от изобретательности и интуиции терапевта. Затем организуется диалог между тем «я», которое сидит на первоначальном стуле, и посаженным на пустой стул «собеседником», причем роль этого собеседника исполняет, — пересаживаясь на пустой стул, — сам клиент.