Мы требуем от ближнего того и сколько не даем ему чего.

В.Леви

Теория и методы

В этом разделе собраны тексты, которые могут дать читателю более объёмное понимание того, чем (и зачем) мы тут занимаемся —  насколько понимание вообще может быть передано письменной речью. Однако предполагается, что речь идет не об отвлеченных «теориях» и «методах», а о том, чем мы реально занимаемся, и чем предлагаем заниматься тем, кто придет в нашу Мастерскую. Так что читать эти тексты нужно «с прицелом», исходя из предположения, что эта теория – конкретно про нас с вами, а методы предназначены для применения на наших шкурах.

Иными словами, нужно не только постараться понять, что хотел сказать автор текста (что само по себе нелегко, и требует вдумчивого многократного прочтения, даже проработки), но, вдобавок к тому, читателю нужно еще понять, какое это может иметь отношение к нему лично. Впрочем, тексты, — как хорошо знали все, кто занимался  психотехникой и пневмопрактиками, — всего лишь вспомогательный материал, главное же передается только в личном общении. В конце концов, теории и методы нужны лишь для того, чтобы организовать практику

Для удобства мы сгруппировали материалы в подразделы:

Сегодняшняя лекция должна по идее собрать воедино несколько разных линий, о которых мы более или менее постоянно тут говорим, называется она «В поисках смысла жизни».

Начнем с того, что человек — существо целеполагающее и целедостигающее. Без этого психика как бы не может. То есть на каких-то дальнейших, продвинутых уровнях можно суметь от этого отказаться, предаться чистому созерцанию, недеянию, но это все уже потом и поверх того. Обычная психика человека так устроена, что человек ставит цели и живет в достижениях: к чему-то стремится, чего-то достигает, по мелочи, по-крупному, так или иначе.

Аннотация. Нормализация психики требует установления удовлетворяющих отношений с родителями (парентальными фигурами). Между тем наши родители-воспитатели чаще всего создают нам немало трудностей в решении этой задачи. Умея нас родить («рожать детей кому ума недоставало»), они как правило не умеют, да и не имеют возможности, воспитывать нас так, чтобы, взрослея, мы питали к ним лишь благодарность и прочие благие чувства, как должно было бы быть. Чаще мы держим в себе много негатива по отношению к нашим парентальным фигурам, и не умеем от этого негатива избавиться. Наше невнятное желание их «простить» часто лишь замазывает реальные эмоциональные проблемы, которые мы носим в себе. Как правило, ошибка состоит в том, что мы продолжаем переживать отношения с родителями в том ключе и на тех основаниях, какими они были в нашем детстве, хотя во многих других отношениях мы уже сильно изменились, выработали другую картину мира и придерживаемся других ценностей. Коммуникативная терапия предлагает технику пересмотра отношений с родителями, исходящего из наших новых, сегодняшних оснований, — пересмотра, ведущего к пониманию, принятию и любви, которых ребенок в нас может теперь не требовать от имаго (образа) парентальных фигур, а сам готов дать им бескорыстно и безусловно, расплетая в рекапинге застрявшие в памяти недоразумения.

1.

То, о чем сегодня пойдет речь, в общем нам известно, но если действительно принять это всерьез и исходить из этого при построении общей психологии и психотерапевтической теории, то получится достаточно сложная и нетривиальная картина.

(Статья опубликована в журнале «Кентавр» № 18 ноябрь 1997 г.)

Нижеследующие соображения навеяны докладом Н.Г.Алексеева на «Методологических чтениях» 97-го года. Доклад был посвящен культурному значению методологии; один из его тезисов, насколько я помню, состоял в том, что необходимо различать культурное значение частных средств, развитых Московским Методологическим Кружком, и самого «методологического действа», которое время от времени осуществляется в любой достаточно развитой интеллектуальной культуре (докладчик приводил в пример, в частности, Сократа).


«Если не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мтф., 18:3) 

В последнее время значительная часть психотерапевтической Работы совершается в нашей Мастерской в рамках формулы «Во мне есть Ребенок, но я — не ребенок».

До сих пор мы концентрировались в этой работе на второй половине формулы, находя в себе другие эго-состояния, помимо детских. Пришло время уделить должное внимание первой половине и пристально рассмотреть наших Внутренних Детей.