…Что касается сознательного и намеренного страдания как метода Работы, — понимайте эту идею проще: делать то, что должно быть сделано, именно вами и именно сейчас. Сознательное страдание — это непрерывная борьба с собственной ленью…

Из разговора со знающим человеком.

Колонка психотерапевта

(1) Обычную жизнь можно уподобить сну в лабиринте.

Гурджиев уточняет: это гипнотический сон.

Бывает, что в этом сне неудобно. Тогда возможны три типа реакции. Один — жаловаться и при этом оставлять все как есть. Жалобы и чувствование себя несправедливо обиженным могут оказаться хорошей компенсацией неудобства: образуется гомеостаз, и человек в каком-то смысле, при всем своем недовольстве, в общем доволен и реально менять ничего не собирается. Тогда не нужно считать  жалобы указанием на проблему: никакой проблемы нет.

Однако возможно и такое, что человек реально хочет что-то поменять в своей жизни, и либо сам пытается найти такую возможность, либо ищет помощи для этого. Здесь возможны два очень разных типа задач: устроиться поудобнее или двигаться к пробуждению.

Так или иначе, поиск выхода, перехода на другой уровень жизни можно уподобить тому, что в компьютерных играх называют квестом.

«Взрослая» жизнь основана на простых паттернах социального взаимодействия. Эти паттерны отчасти практичны, отчасти ритуальны. Нельзя пренебрегать ни тем, ни другим.

Недовзрослые индивиды склонны пренебрегать ритуальной частью этих схем, «обосновывая» (то есть рационализируя) это не-практичностью ритуалов.

Лето кончается, можно подумать о наступающем учебном триместре.

В привычном расписании предполагаются некоторые существенные изменения: не будет занятий по воскресеньям, зато будет пара групп по будням.

Субботние группы, таким образом, должны принять на себя нагрузку «группы вообще» — места и времени, куда можно придти по самым разным поводам: послушать лекцию, заявиться на работу в горячем стуле, пообщаться с хорошими людьми. Субботняя группа также рекомендуется для новичков.

По будням предполагается тематическая группа: анализ истории своего детства. Такая группа уже проходила некоторое время тому назад, сейчас многие участники Мастерской оказались готовыми начать (или продолжить) эту работу. Технически эта будет две группы:  утренняя (по вторникам) и вечерняя (по пятницам). Методика самой работы и необходимой индивидуальной подготовки к ней описана в соответствующих текстах на сайте. Разумеется, не весь материал, который «накопают» участники работы, может быть на группах изложен, но важно, чтобы каждый для себя получил более или менее подробное описание истории своего развития, по возможности с фотографиями и другими полезными материалами (дневники, письма, свидетельства, документы). Участникам этих двух групп желательно прочесть несколько статей из сборника работ Боуэна (и о Боуэне) и книжку Выготского «Вопросы детской психологии» (она входит в 4-й том «Собрания сочинений» и переиздавалась отдельно), в особенности начальную главу о периодах детского развития. Хорошо бы также представлять себе концепцию возрастов Эрика Эриксона (можно найти в интернете).

В плане медитативных занятий мы хотим продолжить исследование Знаков Зодиака (конкретно ближайшие занятия будут посвящены токам «планет»), а также возобновляем круг Великих Арканов. Арканы — по вторникам, Зодиак — по средам.

Как всегда, к нашим занятиям можно присоединиться на любом этапе (некоторые ограничения будут для «боуэновских» групп). Однако же начало нового учебного года всегда обладает некоторым символическим очарованием («начать сначала»), так что — милости просим.

Конкретное расписание можно посмотреть на обычном месте, а также получить в рассылках.

М.П. 

Тут мне задали вопрос, зачем серьезному психологу-психотерапевту какие-то Арканы Таро, на которых, вроде как, ряженые цыганки гадают? Отвечаю: для нас Таро — это система символов для медитации, создающая возможность простроить адекватное нынешнему времени мировоззрение, которого многим так не хватает.

«Царь, царевич, король, королевич,
сапожник, портной — кто ты такой?»

В рамках некоего бизнес-тренинга моему клиенту было предложено рассказать кому-то о каком-то продукте, который он (якобы) модифицировал ради более успешного продвижения на рынке. Содержание, которое должно было быть изложено, ему было вполне понятно и даже интересно. Однако его выступление получилось скомканным и неубедительным.

Я начинаю расспрашивать его, кем он себя полагал во время этого «выступления» и за кого держал своих слушателей. У него нет внятных ответов на эти вопросы. Этим и объясняется неизбежная в такой ситуации неудача.